Все о геологии :: на главную страницу! Геовикипедия 
wiki.web.ru 
Поиск  
  Rambler's Top100 Service
 Главная страница  Конференции: Календарь / Материалы  Каталог ссылок    Словарь       Форумы        В помощь студенту     Последние поступления
   Геология >> Литология | Диссертации
 Обсудить в форуме  Добавить новое сообщение

 

ШАРАФУТДИНОВ Вадим Фоатович

 

ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ

МАЙКОПСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО КАВКАЗА В СВЯЗИ С НЕФТЕГАЗОНОСНОСТЬЮ

 

Специальность 25.00.01. - Общая и региональная геология

 

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора геолого-минералогических наук

 

Москва - 2003

        Работа выполнена на кафедре динамической геологии геологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Научный консультант:

доктор геолого-минералогических наук, профессор

Н.В. Короновский

Официальные оппоненты:

доктор геолого-минералогических наук

А.И. Конюхов (Геологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова)

доктор геолого-минералогических наук

Ю.О. Гаврилов (ГИН РАН)

доктор геолого-минералогических наук

Ю.Н. Самойленко (ВолгоградНИПИМорнефть)

 

Ведущая организация

Институт Геологии Дагестанского Научного Центра РАН

 

Защита диссертации состоится 26 декабря 2003 г. в 1430 на заседании диссертационного совета Д.501.001.39 геологического факультета при Московском Государственном Университете им. М.В. Ломоносова по адресу: 119992 ГСП-2, Москва, Ленинские горы, МГУ, геологический факультет, ауд. 415.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке геологического факультета МГУ, 6 этаж Главного здания

 

Автореферат разослан 25 ноября 2003 г.

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность проблемы. Несмотря на вековую историю изучения майкопских отложений Северо-Восточного Кавказа (СВК) остаётся ещё много нерешённых важных проблем строения и формирования этого своеобразного комплекса отложений. Интерес к его изучению вызван необходимостью решения закономерностей геологического развития СВК и сопредельных территорий, от правильного решения которых во многом зависит выбор новых направлений нефтегазопоисковых работ в самих майкопских отложениях, а также в подстилающих и перекрывающих слоях.

По справедливому замечанию В.В. Белоусова “…ни одна свита из числа образующих разрез Кавказа не является объектом такого количества разнообразных толкований и ни одна свита не была причиной такого количества споров и расхождений во мнениях, как майкопская”. Действительно, майкопские отложения имеют специфические черты строения, отражающие сложные геотектонические преобразования в регионе и своеобразные условия седиментации, что отличает их от всех известных комплексов осадочных образований. Эти особенности иногда “используются” для обоснования различных идей и концепций как региональной, так и общетеоретической геологии, зачастую взаимоисключающих друг друга. Изучение майкопских отложений предыдущими исследователями основывалось преимущественно на полевых работах, внёсших значительный вклад в их изучение. Нисколько не умаляя важности полученных выводов необходимо отметить, что они нередко базировались на отрывочных данных геологического строения и формирования рассматриваемого комплекса отложений. Изучение материалов бурения и сейсморазведки позволило увязать полевые наблюдения в единую схему и увеличить достоверность выводов по закрытым территориям, где располагалась значительная часть майкопского седиментационного бассейна. Актуальность исследований определяется также необходимостью выяснения закономерностей строения и формирования Кавказских складчато-надвиговых поясов (Ахтырского, Дагестанского, Сиазанского) и уточнением существующих взглядов на орогенное развитие Кавказско-Копетдагского сегмента Альпийского складчатого пояса.

Цель диссертационной работы заключается в установлении закономерностей геологического строения, развития и в оценке перспектив нефтегазоносности майкопских отложений СВК.

В соответствии с поставленной целью решались следующие основные задачи:

  • корреляция естественных и скважинных разрезов, изучение седиментационных особенностей майкопских отложений;
  • выявление особенностей строения майкопских отложений и их взаимоотношение с перекрывающими и подстилающими образованиями;
  • анализ и оценка перерывов и несогласий в палеогеновых отложениях СВК и сопредельных регионах;
  • установление пространственно-временных закономерностей размещения миатлинской олистостромовой толщи и особенностей её формирования;
  • определение геодинамических условий майкопского времени и уточнение начала формирования надвиговых структур;
  • реконструкция геологического развития СВК в майкопское время и установление на примере Предкавказских и Предкопетдагского прогибов закономерностей развития смежных складчатых сооружений в условиях раннеорогенной стадии;
  • оценка перспектив нефтегазоносности майкопских отложений СВК и прогнозирование направлений поисков и разведки залежей нефти и газа.

Научная новизна. Автором впервые выполнено обобщение комплекса имеющихся материалов (полевых исследований, бурения, сейсморазведки), позволившее детально прокоррелировать майкопскую серию СВК, установить закономерные связи геологического строения и формирования, выявить синхронность и взаимосвязь геологических событий майкопского времени в пределах северной периферии Кавказско-Копетдагского сегмента Альпийского складчатого пояса.

Детализирована схема расчленения майкопских отложений СВК и обосновано выделение хадумского горизонта из их состава в самостоятельное стратиграфическое подразделение. Проведена литолого-фациальная типизация майкопских отложений и выявлена её палеогеологическая обусловленность по структурно-фациальным зонам, с установлением основных факторов, регулирующих режим седиментации.

В результате анализа структурных условий залегания майкопских отложений СВК и их соотношения с подстилающими и перекрывающими слоями выделены три структурных плана, характеризующихся широким развитием тектонических нарушений надвигового типа - миатлинского и постплиоценового времени заложения. Разработана и апробирована морфогенетическая классификация олистостромов. Определены закономерности пространственного размещения и формирования олистостромовых и клиноформных образований майкопа, и установлены направления сноса осадочного материала.

В результате изучения перерывов в палеогеновых слоях, регионального несогласия на границе эоцена и олигоцена, вопреки существующему мнению, не обнаружено. Вместе с тем, впервые выявлено региональное несогласие между хадумским горизонтом и майкопской серией.

На основе анализа особенностей строения и развития по-новому освещены многие аспекты геологической истории и скорректировано время начала формирования Кавказа и Копетдага, как горных сооружений. Дано обоснование, что наиболее значительные геодинамические преобразования в палеогене произошли в позднеолигоценовое (миатлинское) время, к которому приурочено проявление региональной миатлинской фазы тектогенеза. Корреляция геологических событий свидетельствует, что с выявленной фазой связано заложение Предкавказских и Предкопетдагского прогибов, сопровождавшееся подъёмом и надвиганием со стороны складчатых сооружений, испытавших раннеорогенную стадию развития. В геологической истории майкопского времени установлено сходство геологических событий, по типу и направленности развития соответствующее раннемайкопскому и позднемайкопскому этапам развития и обусловленное влиянием как региональных (тектогенез, колебательные движения), так и субглобальных (эвстатические колебания) факторов.

Практическая значимость. Проведена детальная корреляция майкопских отложений и дан прогноз развития олистолитов миатлинской олистостромовой толщи, что имеет важное значение при проведении геологоразведочных работ и интерпретации временных разрезов МОВ ОГТ. Дана оценка роли позднеолигоценового тектогенеза в формировании структуры верхнемелового нефтегазоносного комплекса. Обоснованы перспективы нефтегазоносности майкопских и подстилающих верхнемеловых отложений с определением зон нефтегазонакопления и первоочередных участков проведения поисково-разведочных работ. При осуществлении предлагаемых работ ожидается высокая геолого-экономическая эффективность в связи с малыми глубинами прогнозируемых залежей нефти и газа, а также возможностью использования многочисленных скважин, ранее пробуренных на мезозойские отложения.

Реализация в производстве. Выполненные автором работы были приняты к практическому использованию в Институте геологии Дагестанского НЦ РАН, Геологическом комитете республики Дагестан, ОАО “Роснефть-Дагнефть”, ПО “Грознефть”, ПО “Грознефтегеофизика”, АО “Каспийгазпром”, ООО “НПЦ Подземгидроминерал”, ЗАО “КалмТатнефть”. Результаты исследований явились составной частью 12 научных отчётов, часть рекомендаций из которых реализована в процессе нефтегазопоисковых и сейсморазведочных работ. Кроме того, результаты работы отражены в 12 рекомендациях, принятых к практическому использованию производственными предприятиями. Разработка “Перспективы нефтегазоносности олистостромовых образований миатлинской свиты Предгорного Дагестана” вошла в отчёт АН СССР в числе важнейших за 1985 г. Результаты исследований по обоснованию ведущей роли позднеолигоценовой фазы тектогенеза в формировании структуры внутреннего борта Терско-Каспийского передового прогиба и связанные с ней перспективы нефтегазоносности вошли в отчёт АН СССР в области естественных наук в числе важнейших за 1989 год. Получен патент на изобретение № 2211309, 2003 г.

Публикации и апробация работы. Основные положения диссертационной работы опубликованы автором в одной монографии и двух коллективных изданиях, 39 статьях (в том числе в “Докладах РАН”, “Геотектонике”, “Отечественной геологии”, “Геологии нефти и газа”, “Изв. СКНЦ. В.Ш.” и др.) и тезисах. Результаты работы и основные положения диссертационной работы доложены на II межреспубликанской конференции (Грозный, 1981), на конференциях научного творчества (МГУ, 1982-1984), на конференциях молодых научных сотрудников по геологии и геофизике (Иркутск, 1986), на краевой научно-технической конференции молодых ученых и специалистов (Ставрополь, 1986), на V совещании Региональной комиссии по Кавказу (Грозный, 1987), на ХII республиканской конференции молодых учёных и специалистов (Баку, 1988), на III Всесоюзном совещании “Дегазация земли и геотектоника” (Москва, 1991), на научно-практической конференции “Малоизученные нефтегазоносные комплексы Европейской части России (прогноз нефтегазоносности и перспективы освоения)” (Москва, 1997), на Международной научн. конф., посвящ. 275-летию РАН и 50-ю ДНЦ РАН, (Махачкала, 1999), на Всероссийском съезде геологов “Геологическая служба и минерально-сырьевая база России на пороге ХХI века (Санкт-Петербург, 2000), на 9 Международной научно-практической геологической конференции “Геология и минерально-сырьевая база Северного Кавказа” (Ессентуки, 2001), на 3-ей и 5-й международных конференциях “Новые идеи в геологии и геохимии нефти и газа” (МГУ 1999, 2001), на научно-практической конференции “Геология и минерально-сырьевые ресурсы Восточного Кавказа и прилегающей акватории Каспия” (Махачкала, 2001), на Международной научно-практической конференции, посвященной 130 лет. акад. И.М. Губкина (Москва, 2001).

Структура и объём работы. Диссертация состоит из введения, девяти глав и заключения, изложенных на 366 страницах, включая 84 рисунка и фотографий и 9 таблиц. Библиографический список включает 406 опубликованных и 84 фондовых работ.

Представленная работа выполнена на кафедре динамической геологии МГУ и НГДУ “Иркеннефть” ОАО “Татнефть”. В процессе работы над диссертацией автор пользовался советами и консультациями академиков В.Е.Хаина, Д.В.Рундквиста, докторов наук Н.В.Короновского, Б.А.Соколова, О.К.Баженовой, Б.К.Лотиева, К.И.Микуленко, А.Е.Шлезингера, В.Н.Шолпо, М.А.Гончарова, С.А.Благонравова, М.Н.Смирновой, Ч.М.Халифа-заде, А.Ф.Лимонова, Ю.В.Казанцева, А.И.Летавина, С.Г.Салаева, В.Д.Несмеянова, Ю.Н.Карогодина, Н.Я.Кунина, Б.М.Валяева, К.И.Микуленко, К.О.Соборнова, Ю.П.Смирнова, Н.А.Касьяновой, Р.С.Хисамова, А.М.Магомедова, С.А.Варягова, И.В.Истратова, кандидатов геолого-минералогических наук Ф.Г.Шарафутдинова, М.М.Москвина, А.М.Серёгина, В.И.Коновалова, Д.А.Мирзоева, В.Д.Сомова, В.М.Пирбудагова, Р.И.Недумова, А.С.Столярова, А.Н.Стафеева, И.Г.Щербы, И.А.Абля, В.А.Станулиса, В.Д.Талалаева, А.В.Бембеева, Я.А.Ройтмана, Л.Б.Мейснера, С.А.Каспарова, Ф.М.Коршенбаума, В.И.Черкашина, П.Г.Романова, В.А.Зайцева, а также Г.Д.Буторина, Д.Ш.Шапиева, А.П.Козуба, М.А.Маркуса, В.Ф.Хлуднева, Г.-Э.Гаджиева, Т.В.Мациевой, Л.В.Шалбузовой, А.К.Васильева, М.К.Магомедова и др.

Всем названным специалистам автор выражает искреннюю признательность и благодарность.

 

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

 

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ МАЙКОПСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ

СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО КАВКАЗА

 

Благодаря многочисленным естественным нефтегазопроявлениям майкопские и хадумские отложения явились одним из первых объектов, привлёкших к себе внимание геологов-нефтяников. Первые упоминания о палеогеновых отложениях связаны с работами Г.В. Абиха и Н.Н. Барбот-де-Марни. Позднее отложения майкопской серии изучались: А.А. Алиевым, В.П. Алимариной, А.С. Андреевой-Григорович, М.А. Ахметьевым, Н.И. Андрусовым, Б.А. Алфёровым, А.Ф. Банниковой, H.Н. Борисенко, Э.М. Бугровой, В.В. Белоусовым, С.А. Благонравовым, А.К. Богданович, И.О. Бродом, М.С. Бурштаром, Г.Д. Буториным, Н.Б. Вассоевичем, А.А. Ворониной, О.С. Вяловым, В.Л. Галиным, В.Д. Голубятниковым, А.А. Герке, Л.П. Гмид, В.А. Гроссгеймом, И.М. Губкиным, Г.И. Дагаевой, П.Г. Данильченко, Б.П. Жижченко, П.П. Забаринским, Н.И. Запорожец, П.С. Золотницким, К.П. Калицким, И.А. Коробковым, Л.А. Козяр, С.Т. Коротковым, Г.Э. Козловой, В.А. Крашенинниковым, Ф.М. Коршенбаумом, М.Л. Коппом, Г.П. Леоновым, Р.Х. Липман, Б.К. Лотиевым, В.В. Меннером, Е.Е. Милановским, В.Г. Морозовой, Л.В. Мироновой, Н.Г. Музылевой, Д.А. Мирзоевым, К.И. Микуленко, С.Э. Мусаевым, Л.А Пановой, Э.П. Родионовой, Б.А. Соколовым, М.Н. Смирновой, В.А. Станулисом, А.С. Столяровым, В.Д. Сомовым, Н.Н. Субботиной, И.П. Табачниковой, Л.С. Тер-Григорьянц, Н.Ю. Успенской, В.М. Пирбудаговым, К.А. Прокоповым, С.В. Поповым, М.Н. Саидовым, Ю.П. Смирновым, А.А. Хуциевым, Г.И. Храмовой, Е.К. Шуцкой, Л.В. Шалбузовой, В.Ф. Шарафутдиновым, Ф.Г. Шарафутдиновым, Н.С. Шатским, И.Г. Щербой, В.Е. Хаиным, В.И. Яркиным и многими другими, внёсшими большой вклад в изучение различных аспектов стратиграфии, литологии, тектоники, палеогеографии. Однако, различные вопросы изучения майкопской серии освещались с различной детальностью, и в них отразились не только особые специфические черты, присущие майкопской серии отдельного изучаемого района, но и своеобразный подход каждого исследователя, наложившего свой особый индивидуальный отпечаток на изложение фактов и их толкование, иногда несущих неадекватную информацию. Этим объясняется пестрота и разнообразие выводов, относящихся к изучаемым отложениям. В истории исследований майкопских отложений региона можно выделить четыре этапа.

Первый этап связан с эпизодическим изучением майкопских отложений в естественных разрезах. Он отличался преимущественно региональными полевыми исследованиями, начатыми во второй половине 19-го века Российской Академией Наук. В это время были разработаны первые схемы стратиграфического расчленения, отмечены основные черты тектоники отложений и описаны приуроченные к ним источники нефти. На втором этапе, с начала 20–х годов до конца 50-х годов, наряду с тематическими и геолого-съёмочными работами проводилось бурение скважин с целью поисков залежей нефти и газа. Это время начала планомерного исследования майкопских отложений с проведением многочисленных специальных тематических работ по изучению литологии, петрографии, фауны и геохимии ведущими нефтяными институтами: АН СССР, МГУ, ВНИГРИ, ГНИ и др. Начало третьего этапа изучения майкопских отложений связано с 60-ми годами, когда в большом объёме проводилось структурное и глубокое бурение с целью изучения тектоники и перспектив нефтегазоносности верхнемеловых отложений. Во время этого этапа по майкопским отложениям накопился огромный объём несистематизированной геолого-геофизической информации, разрозненной в многочисленных материалах. С 80-ми годами прошлого века связано начало четвёртого этапа, характеризующегося комплексным анализом накопленных материалов. Повышенный интерес к майкопским отложениям на этом этапе связан с получением принципиально новой информации на суше и море, которая позволяет внести многие коррективы в стратиграфию, тектонику, историю геологического развития региона, в научное обоснование перспектив их нефтегазоносности.

Анализ состояния изученности позволяет выделить ряд научных и прикладных проблем, большая часть из которых была обозначена ещё в первой половине прошлого века и продолжает волновать исследователей по настоящее время.

Проблема строения и генезиса олистостромов нижнего майкопа СВК. История их изучения тесно связана с развивающимися представлениями о геологии региона. Относительно генезиса олистостромов до последнего времени существуют две принципиально различные точки зрения. Сторонники первой (Н.С. Шатский, В.Е. Руженцев, В.А. Долицкий, С.И. Дотдуев, Г.Г. Бунин и др.) доказывают их тектоническое происхождение в результате сдвинутого с жёсткого основания верхнемеловых известняков “покрова третичных отложений” в южном направлении в послеапшеронское время. Вторая точка зрения обосновывает подводно-оползневой генезис олистостромов в период накопления миатлинских отложений со сносом олистолитов в южном (П.Г. Романов, П.Е. Пчелинцев, И.Г. Щерба, М.Л. Копп и др.) или северном направлениях (Н.Ю. Успенская, В.Д. Голубятников, Н.С. Золотницкий, П.П. Забаринский, Б.К. Лотиев, К.И. Микуленко, Ф.М. Коршенбаум и др.).

Проблема установления природы и анализ стратиграфических несогласий в палеогеновых отложениях Предкавказских прогибов. На существование стратиграфических несогласий в палеогеновых отложениях было обращено внимание ещё в первые годы проведения геолого-съёмочных работ И.М. Губкиным, Н.Ю. Успенской, В.Д. Голубятниковым, П.П. Забаринским, В.Е. Хаиным, В.В. Белоусовым, В.Л. Галиным, К.С. Масловым, А.Л. Путкарадзе, А.А. Ализаде, В.В. Вебером, А.Н. Шардановым и др. Однако, описания этих несогласий, приведённых в многочисленных публикациях и отчётах, не систематизированы и не оценены их масштабы. Проблема точной датировки основного несогласия усугубляется тем, что локальные несогласия в сокращённых разрезах смыкаются со следами всех движений в сплошную цепь проявлений палеогенового диастрофизма. Кроме того, объектом ранних работ служили естественные разрезы, а взаимоотношения палеогеновых слоёв в прогибах практически не изучены. Не определена также природа несогласий, часть из которых вслед за В.Е. Руженцевым, В.А. Долицким до последнего времени принимается за тектонические контакты (М.Ф. Мирчинк, А.М. Шурыгин, С.И. Дотдуев, Г.Г. Бунин и др.).

Проблема строения и время формирования Дагестанского надвигового пояса является одной из наиболее дискуссионных в тектонике СВК и может быть рассмотрена шире, поскольку восстановление этапности процессов надвигообразования является общей проблемой всех складчатых областей. Продолжительное время существовала точка зрения, согласно которой мезозойские слои слагают сравнительно просто построенные и ненарушенные разрывами складки, конформно смятые с верхнемиоценовыми отложениями (И.О. Брод и др.). Противоположная точка зрения была высказана в начале 70-х годов Ф.Г. Шарафутдиновым. В основу её положена идея погребённой складчато-надвиговой структуры мезозойских отложений, подтвердившаяся ходом геологоразведочных работ в регионе и открытием ряда месторождений нефти и газа. Дальнейшее развитие идеи нашло отражение в трудах Ф.Г. Шарафутдинова, Б.А. Соколова, К.О. Соборнова, Д.А. Мирзоева, З.С. Воцалевского, В.Д. Талалаева, П.И. Романова, Г.Д. Буторина, В.Ф. Шарафутдинова, Ф.М. Коршенбаума, С.И. Дотдуева и др. Однако, представления об основных особенностях тектонического строения региона до сих пор противоречивы, в частности не выяснена внутримайкопская структура Дагестанского надвигового пояса. Требует серьёзных исследований определение времени и условий формирования надвигов и складчатости.

Проблема оценки геологических событий на рубеже эоцен-олигоцена и выяснение времени начала орогенного этапа развития Кавказского региона и заложения обрамляющих прогибов (Терско-Каспийского, Индоло-Кубанского, Кусаро-Дивичинского). В формировании современных представлений и концепций тектонического развития Кавказского и Копетдагского регионов в эоцен-раннемиценовое время участвовали многие исследователи: А.А. Ализаде, М.А. Ахметьев, В.В. Белоусов, А.А. Воронина, Б.П. Жижченко, В.Л. Галин, К.И. Микуленко, Г.Д. Буторин, Н.И. Запорожец, М.Л. Копп, М.Г. Леонов, Е.Е. Милановский, Н.В. Короновский, С.В. Попов, Л.М. Расцветаев, И.А. Резанов, С.Г. Салаев, А.С. Столяров, К.О. Соборнов, И.Г. Щерба, В.Е. Хаин, Л.Д. Ятченко и др. Следует заметить, что большинством авторов олигоценовый период рассматривался попутно или же кратко и без достаточного анализа всей совокупности известных на сегодняшний день данных. До последнего времени оставался невыясненным характер проявления олигоценовых движений и их роль в становлении современного структурного плана. Среди большого разнообразия мнений и гипотез можно выделить две принципиально отличные. Сторонники первой гипотезы предполагают, что в позднеэоценовое-раннеолигоценовое время в пределах Кавказа произошла инверсия тектонического режима и соответствующая стадия развития выделяется в качестве раннеорогенной, подобно таковой в пределах Западного Паратетиса. Другая группа исследователей, следуя идее В.В. Белоусова, отвергает активный тектогенез в палеогене. Следует заметить, что относительно времени начала горообразовательных процессов в Копетдаге также нет единства во взглядах.

Проблема палеогеографических условий майкопского седиментационного бассейна, имея самостоятельное значение, тесно смыкается с уже рассмотренными. Предметом дискуссии является “Кавказский остров” и поиск источников сноса терригенного материала майкопского и среднемиоценового бассейна седиментации. Как известно, одна группа геологов (В.Е. Хаин, Л.Н. Леонтьева, Б.П. Жижченко, Л.П. Гмид, П.Г. Данильченко, М.И. Варенцов, Р.Г. Дмитриева, И.О. Брод, Н.С. Золотницкий, Л.А. Польстер, М.Н. Смирнова, В.Л. Галин, и др.) считает, что источником песчаного материала являлся Кавказ и частично платформа, другая же (В.В. Белоусов, В.П. Ренгартен, И.А. Шамрай, И.Г. Щерба, М.Л. Копп, Б.А. Онищенко, К.О. Соборнов и др.) - искала источники сноса исключительно на севере в пределах Русской платформы, а область современного Большого Кавказа представляла как наиболее погруженную часть бассейна седиментации. Часть исследователей (Н.Б. Вассоевич, В.А. Гроссгейм, С.А. Благонравов), признавая существование Кавказского острова, за основной источник терригенного материала принимала всё же Русскую платформу. Многие исследователи ссылались на существование также источника сноса со стороны современного Каспия.

Проблема нефтегазоносности майкопских отложений. На Кавказе известны многочисленные залежи нефти и газа, приуроченные к майкопским отложениям (Западно-Кубанский прогиб, Ставропольский свод, Сиазанская моноклиналь и др.). СВК в этом отношении является “белым пятном”, хотя в его пределах известны многочисленные нефтегазопроявления, и есть все предпосылки к открытию в майкопских отложениях промышленных скоплений УВ. Последние не были установлены, поскольку геологоразведочные работы в первые годы ориентировались на поиски структурных залежей в гранулярных коллекторах, которые в майкопских отложениях не показательны. Вследствие этого работы по поискам залежей нефти и газа в майкопских отложениях практически прекратились. Этому способствовали и заключения некоторых геологов-нефтяников, отрицающих перспективность майкопских отложений в пределах СВК. Из этих отложений практически не отбирался керн, не интерпретировался материал промысловой и разведочной геофизики, не проводились испытания в скважинах. В результате сложилась парадоксальная ситуация, когда мы в большей степени знаем геологическое строение и нефтегазоносность глубокозалегающих мезозойских отложений, чем перекрывающих их майкопских.

Для внесения ясности и поисков взаимной связи между разрозненными фактами и высказанными мнениями назрела необходимость в проведении обобщающего анализа, в основе которого лежит историко-геологический подход на широком региональном фоне. Решение этих кардинальных проблем региональной геологии и перспектив нефтегазоносности региона имеет важное значение для палеогеографии, стратиграфии, тектоники СВК и всего Кавказско-Копетдагского сегмента Альпийско-Азиатского складчатого пояса.

 

ГЛАВА 2. СТРАТИГРАФИЯ И ЛИТОЛОГО-ФАЦИАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПАЛЕОГЕНОВЫХ И НИЖНЕМИОЦЕНОВЫХ ОТЛОЖЕНИЙ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО КАВКАЗА

 

Палеогеновые отложения, выше датского яруса, подразделяются на: фораминиферовую серию, объединяющую карбонатную толщу палеоцен-эоцена, хадумский горизонт (нижний олигоцен и низы верхнего) и майкопскую серию, представленную терригенными образованиями верхнего олигоцена - нижнего миоцена. Майкопские отложения и их стратиграфические аналоги развиты повсеместно от Причерноморья до Средней Азии в пределах всего Восточного Паратетиса. Выходы майкопской серии СВК прослеживаются вдоль Черногорской моноклинали, обрамляют Известняковый Дагестан и далее идут на юг, обнажаясь узкой полосой до Азербайджана. В Терско-Каспийском передовом прогибе (ТКПП) они вскрыты многочисленными скважинами на глубинах от первых сотен до –5000 м иПалеогеновые отложения, выше датского яруса, подразделяются на: фораминиферовую серию, объединяющую карбонатную толщу палеоцен-эоцена, хадумский горизонт (нижний олигоцен и низы верхнего) и майкопскую серию, представленную терригенными образованиями верхнего олигоцена - нижнего миоцена. Майкопские отложения и их стратиграфические аналоги развиты повсеместно от Причерноморья до Средней Азии в пределах всего Восточного Паратетиса. Выходы майкопской серии СВК прослеживаются вдоль Черногорской моноклинали, обрамляют Известняковый Дагестан и далее идут на юг, обнажаясь узкой полосой до Азербайджана. В Терско-Каспийском передовом прогибе (ТКПП) они вскрыты многочисленными скважинами на глубинах от первых сотен до –5000 м и изучены сейсморазведкой, включая акваторию Каспия.

Поскольку отложения датского яруса и фораминиферовой серии встречаются в переотложенном состоянии в миатлинской олистостромовой толще, в работе кратко охарактеризована их стратиграфическая приуроченность и литолого-фациальная характеристика. Сложенная преимущественно карбонатными отложениями, фораминиферовая серия снизу-вверх подразделяется на: пестроцветно-сероцветную, зелёную, кумскую и белоглинскую свиты. Впервые для территории СВК построены карты мощностей для каждой из свит фораминиферовой серии и хадумского горизонта, позволившие судить о характере осадконакопления на протяжении отдельных веков палеоцена-раннего олигоцена. Суммарная мощность фораминиферовой серии меняется от 10 до 360 м, а хадумского горизонта от 40 до 300 м. На отдельных участках они полностью или частично размыты или же сокращаются за счёт отдельных свит, что обусловлено внутриформационными перерывами в осадконакоплении и размывами. Детальное изучение олистолитов, развитых в миатлинской олистостромовой толще, позволило впервые восстановить мощности отложений кумской и белоглинской свит в ныне размытых зонах Известнякового Дагестана, являвшихся источником их сноса.

Традиционно хадумский горизонт включается в состав майкопских отложений, однако, уже в первые годы исследований К.А. Прокопов, А.А. Хуциев, Н.Ю. Успенская, Б.А. Алфёров, И.А. Коробков, В.Л. Галин, К.И. Микуленко, М.С. Бурштар, Ю.Н. Швембергер и др. придавали ему самостоятельное значение. Установлено, что хадумский горизонт отражает “свой” режим осадконакопления, литолого-фациальную обстановку, развитие биоты, структурное развитие региона, резко отличающиеся от таковых майкопского времени. Скорости осадконакопления в хадумское время составляли 1 см/тыс. лет, а в собственно майкопское время возросли до 15 см/тыс. лет. Речь идёт о разных формациях: с одной стороны - дораннеорогенной (юра-ранний олигоцен) и с другой - раннеорогенной майкопской.

В отличие от палеоцен-эоценового карбонатного комплекса и хадумского горизонта, майкопские отложения характеризуются ограниченностью руководящих палеонтологических остатков, не позволяющих создать строгую стратиграфическую схему их расчленения. Определённую путаницу и ошибки в расчленении разрезов вызывает наличие в низах майкопа олистостромов, а также переотложенной микрофауны из подстилающих отложений хадумского и фораминиферового возраста. Детальное литолого-фациальное изучение естественных разрезов и их увязка со скважинами позволило выделить локально и регионально распространённые геофизические реперы и провести посвитное расчленение майкопских отложений в пределах всего рассматриваемого региона. Следует признать, что классическое описание и разбивка майкопских отложений, данная Н.С. Шатским и В.В. Меннером, выдерживается в пределах СВК с некоторыми уточнениями. Объём верхнего олигоцена включает снизу-вверх: миатлинскую, нижнеглинистую, муцидакальскую свиты (нижний майкоп), а нижнего миоцена – свиты рики и зурамакентскую (верхний майкоп).

Для практического использования результатов стратиграфических и сейсмостратиграфических исследований майкопских отложений составлены и прокоррелированы эталонные геолого-геофизические разрезы скважин, расположенные в различных тектоно-фациальных зонах СВК, включая наиболее погруженные зоны ТКПП и его платформенного борта.

Низы нижнемайкопских отложений (миатлинская свита) в пределах всего региона имеют специфические черты, обусловленные изменением геотектонического режима и эвстатическим понижением уровня океана. Для них характерна наибольшая фациальная изменчивость и пестрота разрезов: линзовидные прослои песчаников, конгломераты, развитие “врезов”, межформационных перерывов и несогласий, олистостромов, развитие клиноформных образований и резкий градиент изменения мощностей от 0 до 700 м. Существенной новизной в работе явилась стратификация миатлинской олистостромовой толщи СВК, с определением геологического возраста пород олистолитов во всех скважинах, выявлением в них ранее неизвестных в Предгорном Дагестане палеоценовых и верхнемеловых пород и детальной корреляцией олистостромовых горизонтов.

Верхняя часть нижнемайкопских отложений (нижнеглинистая, муцидакальская свиты) знаменует переходный этап – от нижнемайкопского – регрессивного к верхнемайкопскому, со стабильным геотектоническим режимом. Особенностью муцидакальских отложений в пределах всего региона является обогащение разреза песчано-алевролитовым материалом с часто выдержанными по площади прослоями турбидитов флишоидного облика. Верхнемайкопские, преимущественно глинистые отложения, отчётливо коррелируются в пределах всего региона и отличаются постоянством состава в отличие от нижезалегающих свит, что подтверждается и данными петрографических исследований (Р.Г. Дмитриевой, С.А. Благонравова, В.А. Гроссгейма и др.).

Палеогеологические особенности развития региона обусловили образование в его пределах ряда структурно-фациальных типов майкопских отложений, отличающихся друг от друга особенностями состава, характером строения и величиной мощностей. Для территории СВК выделены пять типов разрезов: в предгорьях - сулакский, южно-дагестанский, промежуточный, а также центрально-сулакский - в осевой части прогиба и платформенный - на северном его борту. Сулакский тип распространён на большей части зоны Дагестанского клина, а также на смежной с ним территории Чечни. Для этого типа характерна максимальная мощность отложений (до 1800 м), наибольшая стратиграфическая полнота, распространение по разрезу песчано-алевролитовых пород, широкое развитие в миатлинских отложениях олистостромовых образований. Исключение представляют отдельные разрезы предгорий, характеризующиеся выпадением нижних свит с образованием стратиграфических несогласий. Литолого-фациальной особенностью майкопских отложений Южного Дагестана является глинистый состав пород и сокращение их мощности в результате выпадения из разреза нижнемайкопских слоёв. Почти повсеместно здесь верхний майкоп трансгрессивно залегает на подстилающих отложениях хадумского горизонта, фораминиферовой серии и верхнего мела. Суммарная мощность верхнемайкопских отложений в Южном Дагестане меняется от 7 до 400 м. Промежуточный тип разрезов имеет ограниченное распространение и развит в узких зонах перехода от сулакского к южно-дагестанскому типу разрезов. Характеризуется он повышенной мощностью и более полным, по сравнению с южно-дагестанским типом, стратиграфическим объёмом майкопских отложений, появлением в нижней части алевролитового материала, а также брекчий и конгломератов. Выделение центрально-сулакского типа основано на материалах сейсморазведочных работ в Сулакской впадине, где наблюдается чрезвычайно сложная интерференционная волновая картина, представленная прерывистыми непротяжёнными участками отражающих волн. Палеогеологически это была осевая зона образовавшегося прогиба с некомпенсированным осадконакоплением, куда в условиях латеральной седиментации сгружался осадочный материал как с северного, так и южного бортов прогиба. В центрально-сулакском типе разреза в клиноформы вовлекаются верхняя часть нижнемайкопских и верхнемайкопские отложения. Строение майкопских отложений северного борта ТКПП (платформенный тип разреза) характеризуется отчётливым клиноформным строением низов нижнего майкопа и обширными участками отсутствия палеоцен-эоценовых и хадумских отложений.

В целом на платформенном борту прогиба по особенностям рисунков сейсмических отражений и материалам бурения намечены индикационные признаки фаций шельфа, заполнения окраины склона и внутренних районов некомпенсированной впадины.

 

ГЛАВА 3. СТРУКТУРА МАЙКОПСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ И ЕЁ СООТНОШЕНИЕ С ПОДСТИЛАЮЩИМИ И ПЕРЕКРЫВАЮЩИМИ ОТЛОЖЕНИЯМИ

 

Майкопские отложения участвуют в геологическом строении основных региональных структур СВК, вскрыты многочисленными скважинами и обнаруживают такие специфические особенности структуры, как разная морфология и генезис складок и разрывов, этажность строения и несогласия, олистостромы, проявления диапировой и криптодиапировой тектоники, клиноформы и др. Возможно, именно поэтому, несмотря на продолжительность изучения, представления о структуре региона до сих пор противоречивы, и разгадка строения во многом кроется в познании внутренней структуры майкопских отложений.

Общий стиль тектоники СВК в свете современных представлений (Ф.Г. Шарафутдинов, Б.А. Соколов, К.О. Соборнов, Н.В. Короновский, Г.Д. Буторин, С.И. Дотдуев, В.Д. Талалаев, Ф.М. Коршенбаум и др.), определяется надвиганием со стороны Большого Кавказа, что наглядно иллюстрирует ведущую роль горизонтального сжатия в формировании его структуры, отражая более глобальные процессы движения плит.

Изучение тектоники майкопских отложений всегда осложнялось отсутствием надёжных реперов, как на диаграммах ГИС, так и на временных сейсмических разрезах. Выявленные репера позволили детально изучить условия залегания майкопской серии, детализировать морфологию складок и разрывов разных порядков, установить их пространственную и генетическую связь в зависимости от возраста и от положения в общей структуре. Установлены крупные тектонические несогласия, обусловленные тектонической расслоенностью по поверхностям срыва, и выделены три структурных плана: верхнеюрско-хадумский, нижнемайкопский и миоценовый. Модели плановой структуры отложений отражены на структурных картах по кровле майкопской серии, миатлинской свиты, а также верхнего мела, которая близко отражает структуру подошвы майкопской серии. Верхнеюрско-хадумский структурный план связан с подошвой майкопских отложений и является наиболее сложным. Он соответствует условиям залегания верхнеюрско-хадумских отложений, конформно смятых и образующих отчётливо выраженный тектонический этаж в области Дагестанского клина, сформированный в позднеолигоценовую фазу складчатости. Дагестанский клин имеет аллохтонное строение, с системой надвинутых друг на друга тектонических пластин с амплитудой надвигания по некоторым оценкам до 20-50 км (С.И. Дотдуев, К.О. Соборнов, О.Н. Белоусов), в связи с чем его следует рассматривать как структурный элемент, охватывающий всю территорию предгорий, а также Известняковый и частично Сланцевый Дагестан. К настоящему времени под моноклинально и даже синклинально залегающими майкопскими слоями в его пределах на глубинах от -3500 до -6000 м выявлено не менее 40 погребённых высокоамплитудных верхнеюрско-хадумских складчато-надвиговых структур, иногда под замок заполненных УВ. Поднятия эшелонируются в антиклинальные зоны, ограниченные надвигами с южным и юго-западным наклоном плоскостей сместителя. Амплитуда разрывов уменьшается вверх по разрезу, затухая в миатлинской свите и возрастает вниз, приобретая максимальные значения в мезозойских отложениях. Характер тектонических деформаций нашёл отражение в структурах разного порядка, что позволило полевыми исследованиями обнаружить ряд неизвестных ранее деформаций малых форм. Последние представлены разнообразными деформациями сжатия (пластовые сдвиги, надвиги, взбросы и др.), которые наблюдались в естественных разрезах и зафиксированы нами в скважинах по керновому материалу и структурным построениям. Эти деформации выражают закономерное морфологическое и генетическое подобие (разномасштабный парагенез) структур горизонтального сжатия. Совместный анализ макро-, мега- и мезоструктур позволяет выявить тектонодинамические условия их формирования, а в совокупности с изученными деформациями в олистолитах миатлинской олистостромовой толщи судить и о времени их происхождения. Нижнемайкопский структурный план соответствует одноимённым отложениям и по характеру дислоцированности является переходным, трансформирующим сложную структуру подстилающего этажа в относительно простую, нивелируя её. Миоценовый структурный план захватывает верхнемайкопские слои, которые, в отличие от нижнемайкопских, воспринимают структуру перекрывающих средне-миоценовых отложений. Основным структурным элементом, отражающим подобное строение, является Нараттюбинская складчато-надвиговая зона, обрамляющая Дагестанский клин на протяжении 200 км. Амплитуда надвигов меняется от первых сотен метров до 2-3 км, а плоскость скольжения круто наклонена на север. По этому взбросу верхнемайкопские и миоценовые отложения смещены на юг в сторону Большого Кавказа, на что указывали И.О. Брод, Н.Б. Вассоевич, и др. Бурением и полевыми исследованиями доказано, что надвиги, имея максимальные амплитуды в верхне- и среднемиоценовых отложениях, вниз по разрезу затухают в верхнемайкопской глинистой толще, переходя в межпластовые подвижки, практически не проникая в нижнемайкопские отложения. По времени формирования эти разрывы постплиоценовые. Наиболее сложна структура майкопских отложений в отмеченной выше внешней зоне Дагестанского клина, сочленяющегося с южным бортом передового прогиба. Несоответствие структурных планов между майкопскими и подстилающими отложениями выражено здесь наиболее чётко в отличие от Южного Дагестана, где складчатость носит сквозной характер. Наряду с продольными погребёнными и поверхностными разрывами в майкопской толще развита сеть транзитных поперечных сдвигов, проникающих от мезозойских отложений вплоть до верхнего миоцена. В присводовых частях некоторых структур в миоценовом структурном плане развиты явления диапиризма и криптодиапиризма за счёт высокопластичных верхнемайкопских глин.

Таким образом, установлены основные закономерности соотношений структурных планов мезозойских и перекрывающих майкопских отложений СВК, обусловленные силами горизонтального сжатия, которые проявились в надвиговом стиле тектоники вдоль внутренних бортов Индоло–Кубанского, Кусаро-Дивичинского и Предкопетдагского прогибов, отражая общие закономерности их строения и формирования.

 

ГЛАВА 4. АНАЛИЗ ПЕРЕРЫВОВ И НЕСОГЛАСИЙ МЕЖДУ МАЙКОПСКИМИ И ПОДСТИЛАЮЩИМИ ОТЛОЖЕНИЯМИ ВДОЛЬ СЕВЕРНОЙ ПЕРИФЕРИИ КАВКАЗСКО-КОПЕТДАГСКОГО СЕГМЕНТА АЛЬПИЙСКОГО СКЛАДЧАТОГО ПОЯСА

 

Акцентированное внимание в работе уделено выделению и систематизации многочисленных перерывов и несогласий в палеогеновых отложениях и установлению наиболее “ключевого” несогласия, поскольку диапазон стратиграфического перерыва в отдельных разрезах охватывает отложения от маастрихтских до зурамакентских. Последние установлены практически на всех свитных границах фораминиферовой серии и хадумского горизонта, но имеют преимущественно локальное распространение и представляются малозначительными. Выявлен региональный характер несогласий между майкопскими и подстилающими отложениями вдоль северной периферии Кавказско-Копетдагского сегмента Альпийского складчатого пояса. Установлено, что с отложениями майкопской серии связаны практически все известные типы несогласий. В палеогеологическом плане несогласия локализуются в области, примыкающие к палеосуше, на отдельных локальных палеоподнятиях в прогибе и на северном его борту в виде подводного эрозионного среза палеосклона.

Северо-Восточный Кавказ. В пределах региона внутри палеоцен-эоценовых отложений и на границе фораминиферовой серии и хадумского горизонта известны разрозненные локальные несогласия и перерывы. Основной перерыв в осадконакоплении имел место выше в основании майкопских отложений.

В пределах Черногорской моноклинали перерывы известны вдоль северного крыла Варандийской антиклинали, где на р.Камбилеевка и Гумс миатлинские отложения с большим перерывом и угловым несогласием (15-200) залегают на зелёной свите или датском ярусе. Наибольший стратиграфический перерыв известен восточнее на рр. Ярыксу, Аксай, Беной–Ясси, где на датском ярусе залегает свита рики. В обрамлении Сулакского выступа М.М. Москвиным, А.И. Гусевым, К.И. Микуленко описано несогласное залегание миатлинских отложений на размытой поверхности хадумского горизонта и белоглинской свиты. Далее на восток несогласия фиксируются в пределах предгорий между Сулакским и Иргартбашским выступами и проявляются несогласным (до 150) контактом миатлинских слоёв с нижнефораминиферовыми. В пределах Иргартбашского тектонического выступа несогласия установлены в многочисленных естественных разрезах и в сотнях структурно-картировочных скважин. Здесь миатлинская свита залегает на белоглинской, или свита рики - на отложениях от белоглинской свиты до датского яруса. Наибольшего размаха стратиграфический перерыв достигает в разрезе по р.Кичигамри, где зурамакентские слои мощностью всего лишь 7 м залегают на размытой поверхности маастрихтского яруса. Это самый “амплитудный” перерыв из известных в пределах СВК, поскольку из разреза выпадает толща мощностью 1500 м. В пределах Южного Дагестана нижний майкоп отсутствует, и свита рики несогласно залегает на отложениях от хадумского горизонта до верхнефораминиферовых слоёв. Практически во всех разрезах с несогласиями в основании майкопских отложений отмечается брекчия и конгломераты размыва.

По материалам скважин впервые установлены и систематизированы несогласия в основании майкопских отложений в погруженной части ТКПП. Здесь они проявляются размывом отложений от хадумских до датских и залеганием на них миатлинской свиты. Подобные несогласия отмечены на ряде поднятий: Белореченское (скв. 1), Шавдан (скв.1), Шамхалбулак (скв. 3, 6, 7, 8, 11, 12, 13, 19), Истису (скв. 2, 3, 8), Восточный Капчугай (скв. 20, 26, 27, 28, 32, 37, 43), Атлыбоюн (скв.1), Тернаир (скв. 45), Талги (скв. 35Т), Махачкала (скв. 7, 10, 12, 221, 222), Иргин (скв. 1, 2), Димитровское (скв. 7, 8, 11). Можно констатировать, что если в предгорной части СВК несогласия носят региональный характер, то на погружении во внутренней зоне ТКПП они проявляются в присводовых частях растущих палеоподнятий, приуроченных к фронтальным частям надвиговых пластин, и не фиксируются в смежных синклинальных зонах.

Сейсморазведочные работы в пределах северного борта ТКПП расширили представления о развитии перерывов и несогласий на погружении. В отличие от палеоцен-нижнеолигоценового карбонатного комплекса с субпараллельными отражениями, низы нижнемайкопских слоёв имеют преимущественно клиноформное строение. Зоны такого строения нижнемайкопских отложений вниз по склону бассейна седиментации сопрягаются с зонами прерывистой записи и участками осложнения волнового поля, которые связаны с последовательным размывом хадумских, фораминиферовых и верхней части верхнемеловых отложений. Установлено, что подводно-эрозионные врезы носят характер полос шириной от 1 до 4 км, вытянутых с севера-запада на юго-восток на расстояние свыше 30 км.

Северо-Западный Кавказ. Классическими следует считать несогласия в основании майкопских отложений вдоль предгорий СЗК, где они были установлены ещё в начале прошлого века и детально изучались И.М. Губкиным, в связи с приуроченностью к ним широко известных шнурковых залежей. Особый интерес представляют соотношения между майкопскими и подстилающими отложениями в Нефтяно-Ширванском районе, где пески и конгломераты нижней части майкопских слоёв (баталпашинской свиты) залегают на размытой поверхности хадумских и фораминиферовых отложений, заполняя характерные врезы раннемайкопских рек. В Азовской антиклинальной зоне, вдоль Ахтырского надвига, на месторождениях Азовское, Зыбза-Глубокий Яр, Холмское, Ахтырско-Бугундырское, Северо-Ахтырское, Абино-Украинское и др. меловые и палеогеновые слои, включая хадумский горизонт образуют сложно построенные, опрокинутые к северу складки, которые срезаны эрозией от кумских до меловых пород и погребены под моноклинально залегающими майкопскими и вышележащими слоями. Восточнее несогласия фиксируются в условиях моноклинального залегания нижнепалеогеновых отложений, где слои хадума, белоглинской свиты и верхи кумского горизонта срезаны поверхностью стратиграфического несогласия, вызванного регрессией моря в начале раннего майкопа. Несогласия на данном стратиграфическом уровне обнаружены сейсморазведкой в пределах южной части северного склона ЗКПП, Ставропольского свода и в пределах Азовского вала, где низы майкопского комплекса обнаруживают признаки клиноформного строения, аналогичного таковому в СВК.

Юго-Восточный Кавказ. К югу от СВК вдоль складчатого борта Кусаро-Дивичинского прогиба в результате полевых исследований и проведённых геолого-поисковых и разведочных работ был получен фактический материал, свидетельствующий о наличие предмайкопского перерыва, существование которого отмечалось И.М. Губкиным, А.М. Герасимовым, А.А. Ализаде, В.Е. Хаиным, С.Г. Салаевым и др. Этими исследователями описаны многочисленные прослои брекчированных пород, состоящих из неокатанных кусков глин и гальки меловых отложений, коунской и сумгаитской свит эоцена, заключённых в глины нижнего майкопа. В то же время установлено, что коунская свита (верхний эоцен) с хадумским горизонтом связаны постепенным стратиграфическим переходом. На южном склоне Большого Кавказа, в пределах северного Кабристана, А.А. Алиевым собраны факты, указывающие на несогласное залегание майкопской серии на нижележащих слоях. На ряде участков отмечается полное выпадение нижнего майкопа, с залеганием верхнего майкопа непосредственно на нижнепалеогеновых и даже меловых отложениях.

Копетдаг. Вдоль южного борта Предкопетдагского прогиба в олигоценовых отложениях наблюдается серия размывов, срезающих различные стратиграфические уровни разреза. Майкопская серия Копетдага представлена капларской свитой (пачки “В”, “Г”, “Д”). В восточных районах Западного Копетдага на размытую поверхность верхнего эоцена налегает майкоп в составе пачек “Г” и “Д”. Стратиграфический пробел охватывает верхний эоцен, нижний и частично верхний олигоцен. Базальный конгломерат пачки “В” представлен окатанной галькой кварцевых песчаников, кремня и кварца. По наблюдениям Л.Д. Ятченко, подобные взаимоотношения между верхним олигоценом и подстилающими отложениями сохраняются в предгорьях Центрального и Гяурского Копетдага. В Центральном Копетдаге верхний майкоп налегает на размытую поверхность верхнего эоцена, а в Гяурском Копетдаге - на нижний олигоцен. В Актепинской гряде Центрального Копетдага на верхнем эоцене с размывом залегает пачка “В”. Содержащиеся в основании пачки окатанные обломки альба, неокома и юры были принесены с юга из внутренних районов Копетдага. К востоку глубина размыва увеличивается и в близлежащем разрезе уже полностью размыты аналоги хадумского горизонта, полностью белоглинская и частично кумская свита, суммарной мощностью около 130-150 м.

Анализ и обобщение литературных и фондовых материалов, а также новые фактические данные бурения и сейсморазведки свидетельствуют о более широком региональном распространении перерывов и несогласий в основании майкопа, чем это принято считать, причём некоторые типы несогласий были известны ранее, а часть впервые установлена. Одновременно констатируем отсутствие регионального несогласия между отложениями эоцена и олигоцена, отвечающего “новопиренейскому” тектогенезу.

С учётом влияния геодинамических процессов, ранговости структур и седиментации проведена генетическая типизация несогласий и установлена их природа. Один из выделенных типов несогласий развит в области геоморфологически выраженных палеоподнятий, которые могут быть региональными (вдоль растущего Кавказского и Копетдагского орогенов) или локальными (отдельные палеоподнятия в прогибе). Наибольшего стратиграфического размаха перерывы достигают вдоль предгорий, где из разреза выпадают отложения мощностью до 1500 м, идентифицируя самые геоморфологически приподнятые и размываемые области растущего орогена Кавказа. Второй тип несогласий возник в платформенных условиях в результате процессов подводного размыва, когда перерывы возникают под действием придонных течений и мест отрыва олистолитов. Этот тип распространён вдоль внешних бортов Предкавказских прогибов и в Ставрополье.

Установленные факты и выявленные закономерности распространения перерывов и несогласий имеют весьма важное значение не только для выяснения условий седиментации майкопских отложений, но и для объяснения развития складчатости, а также имеют практическое значение, поскольку с несогласиями связаны рудные и нефтяные месторождения.

 

ГЛАВА 5. СТРОЕНИЕ И ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗМЕЩЕНИЯ МИАТЛИНСКОЙ ОЛИСТОСТРОМОВОЙ ТОЛЩИ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО КАВКАЗА

 

СВК является классическим местом распространения олистостромовых (подводно-оползневых) образований, которые известны здесь в отложениях юрского, верхнемелового, палеогенового и неогенового возраста. Олистостромы представляют собой линзы, прослои и горизонты разного литологического состава и размера с нарушенной, вследствие оползания, слоистостью и включениями более древних пород, чем вмещающая масса. Особенно большого размаха и распространения они получили в нижнем майкопе в миатлинской олистостромовой толще.

На основании полевых исследований разработана и апробирована детальная классификация олистостромов гравитационного типа, базирующаяся на морфологических и генетических особенностях. По морфологии и степени интенсивности оползневые деформации делятся на потоковые и складчатые, среди последних можно выделить симметричные, асимметричные, сложные складки, колобки и рулеты, а также, впервые выделенные, – сигмоидные деформации. Присутствие в разрезе олистолитов представляет, в совокупности с оползневыми образованиями, собственно тело олистострома. По внутреннему строению олистолиты разделяются на ненарушенные и нарушенные. В особую группу выделены образования, парагенетически связанные с олистостромами – кластические дайки, погребённые разрывы, стратиформная трещиноватость, локальные несогласия. Детальное изучение олистостромов позволяет раскрыть условия их формирования, и во многом понять историю геологического развития региона и избежать многих ошибок стратиграфического и тектонического порядка. Олистостромы позволяют восстановить направления наклона морского дна, местоположение береговой линии, реконструировать первичную толщину отложений в областях их сегодняшнего отсутствия (источниках сноса олистолитов). Изучение олистостромов СВК позволило также судить о времени проявления тектонических движений и их импульсах, формировании складок и надвигов, о палеосейсмичности региона, об условиях седиментации и о многом другом.

Олистостромы миатлинской свиты развиты в терригенной, преимущественно глинистой толще, насыщенной карбонатными олистолитами фораминиферовых и хадумских отложений и перекрываются миатлинским песчаником (R5). Олистолиты сложены чаще породами кумской, белоглинской свит и хадумского горизонта и имеют огромные размеры – до 3 и более километров по длинной оси (олистоплаки) и мощностью до 150-200 м. В отдельных случаях в строении единой олистоплаки принимают участие последовательно породы маастрихтского, датского яруса, пестроцветно-сероцветной, зелёной, кумской, белоглинской свит и хадумского горизонта. Встречаются и более мелкие включения, состоящие из пород одного стратиграфического подразделения. Целенаправленными полевыми исследованиями обнаружены многочисленные асимметричные складки оползания, которые опрокинуты в северном и северо-восточном направлении. На погружении наличие олистолитов в разрезе обнаружено в 70% скважин, пробуренных в области развития олистостромов, и доля их нередко составляет 15-30 %, а то и 50 % от мощности миатлинской свиты. Впервые проведённые детальные исследования по распространению олистостромовой толщи в естественных разрезах и в пределах всего ТКПП позволили выявить основные закономерности в строении и развитии олистостромов. Полевыми исследованиями, целью которых являлось изучение внутреннего строения олистолитов установлено, что часть олистолитов не нарушена, а другая – носит следы интенсивных тектонических дислокаций. Последние выражены брекчированностью, смятием в складки, сильной кливажеподобной трещиноватостью, следами скольжения, многочисленными сдвигами и другими формами, характеризующими процесс интенсивного сжатия. Анализ строения олистолитов по скважинным разрезам с использованием кернового материала, микропалеонтологических исследований и ГИС также позволил выявить тектонически деформированные олистолиты. Подобные деформации невозможно объяснить волочением или другими условиями оползания и последующими дислокациями, поскольку деформации не устанавливаются в окружающих глинах. Следовательно, породы олистолитов были деформированы, находясь в коренном залегании и судя по деформированным верхнефораминиферовым и хадумским олистолитам они имеют раннемиатлинский возраст.

Составленная впервые карта мощности миатлинской олистостромовой толщи показывает беспрецедентное по масштабам развитие оползневой фации на площади более 8000 км2. Протяженность области развития олистостромов с северо-запада на юго-восток достигает 240 км при ширине полосы их распространения от 20 до 60 км. По особенностям геологического строения и формирования выделены два типа их развития: грозненский и дагестанский. Характерной особенностью первого типа (в пределах востока Терско-Сунженской зоны) является один горизонт развития олистостромов и заметное удаление области их распространения от предгорий в сторону прогиба. Обращает на себя внимание существенная особенность этого горизонта, выразившаяся в том, что в поперечном сечении с севера на юг олистолиты занимают всё более высокое стратиграфическое положение в разрезе в пределах нижней и средней части миатлинской свиты. Олистолиты здесь не нарушены и образуют в разрезе последовательное снизу-вверх чередование от датского яруса к хадумскому горизонту со средними мощностями олистолитов 100 м, что соответствует нормальной мощности в их коренном залегании. Восточнее, на площадях Гудерме. Протяженность области развития олистостромов с северо-запада на юго-восток достигает 240 км при ширине полосы их распространения от 20 до 60 км. По особенностям геологического строения и формирования выделены два типа их развития: грозненский и дагестанский. Характерной особенностью первого типа (в пределах востока Терско-Сунженской зоны) является один горизонт развития олистостромов и заметное удаление области их распространения от предгорий в сторону прогиба. Обращает на себя внимание существенная особенность этого горизонта, выразившаяся в том, что в поперечном сечении с севера на юг олистолиты занимают всё более высокое стратиграфическое положение в разрезе в пределах нижней и средней части миатлинской свиты. Олистолиты здесь не нарушены и образуют в разрезе последовательное снизу-вверх чередование от датского яруса к хадумскому горизонту со средними мощностями олистолитов 100 м, что соответствует нормальной мощности в их коренном залегании. Восточнее, на площадях Гудермесской, Белореченской, Ханкальской и Октябрьской установленная закономерность нарушается и олистолиты появляются в разрезе миатлинской свиты как в её подошве, так и в 200-300 м выше, образуя иногда два горизонта олистолитов, что характеризует слияние различных источников сноса олистостромов. Особенностью дагестанского типа, в отличие от описанного, является распространение олистостромов в разрезе на нескольких уровнях при общем увеличении мощности миатлинской свиты до 600-700 м. Обращает на себя внимание также большая насыщенность олистолитами нижней и средней частей свиты. Во многих скважинах и в естественных разрезах устанавливается по четыре олистострома, которые были прослежены в обрамлении Дагестанского клина. Анализ карты мощности олистостромов показывает, что максимальные их мощности (200-300 м) тяготеют к обрамлению Сулакского, Иргартбашского выступов и Буйнакской синклинали. К северу от Сулакского выступа вместе с общим сокращением мощности олистостромов уменьшается количество олистостромовых горизонтов. Примечательны особенности распространения олистостромовой толщи на Шамхалбулакском поднятии, где они развиты на западной и восточной периклиналях, а также на южном крыле. В своде, где установлен размыв фораминиферовых отложений, олистостромы не обнаружены ни в одной из пробуренных скважин, что объясняется сносом олистолитов в северном направлении и их “утыкание” в растущее палеоподнятие. В северном направлении от Иргартбашского выступа на площадях Махачкала-Тарки, Димитровская, олистостромы распространены исключительно в виде одного горизонта, который приурочен к кровле свиты. Олистолиты в пределах рассматриваемого участка вскрыты далеко не всеми скважинами, и олистостромовый горизонт характеризуется прерывистым распространением, чем подтверждается региональная закономерность в уменьшении мощности и количества горизонтов в северо-восточном направлении, по мере удаления от области сноса - Дагестанского клина.

Выявленные закономерности в развитии олистостромов отражают условия их генезиса и позволяют обосновать концепцию чешуйчато-надвигового строения мезозойских отложений, обусловленного их надвиганием в миатлинское время. Эта точка зрения подтверждена последующими сейсмическими исследованиями.

 

ГЛАВА 6. ИСТОРИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО КАВКАЗА В ПАЛЕОГЕНОВОЕ - РАННЕМИОЦЕНОВОЕ ВРЕМЯ

 

Сложность тектонического строения СВК, располагающегося на стыке двух крупных тектонических элементов мегантиклинория Большого Кавказа и ТКПП, отражает своеобразную историю его геологического развития. Проведённые исследования по уточнению стратиграфии, изучению литолого-фациальных особенностей, строению несогласий, выяснение закономерностей пространственного размещения олистостромов и клиноформ позволяют по-новому осветить принципиальные вопросы геологического развития СВК в палеоген-раннемиоценовое время. Фактический материал свидетельствует о существовании раннеорогенной стадии развития региона в начальный период накопления майкопских отложений. Историю развития СВК в это время следует разделить на два, принципиально отличных, тектоно-седиментационных этапа: палеоцен-раннеолигоценовый, который является завершением квазиплатформенной стадии развития и позднеолигоцен-нижнемиоценовый – майкопский, раннеорогенный.

Сообщение с Мировым океаном, тёплый климат, нормальный гидрологический режим бассейна, унаследованный от мелового времени тектонический режим - отличительные признаки фораминиферового и хадумского времени. Рассматриваемый этап характеризовался многократным проявлением оползневых процессов, особенно интенсивных в области Дагестанского клина, приведших к формированию до десяти олистостромовых горизонтов. Детальный посвитный анализ олистолитов миатлинской свиты позволил реконструировать палеомощности и фации пестроцветной, зелёной, кумской и белоглинской свит в областях их сноса - Известняковом Дагестане. Локальные зоны сокращённой мощности фораминиферовых отложений, а также размыв её отдельных свит свидетельствуют о более раннем (раннепалеогеновом) заложении отдельных верхнемеловых поднятий в пределах Иргартбашского выступа и Южного Дагестана. Однако, на распределение мощности майкопских отложений палеоцен-раннеолигоценовая структурная дифференциация региона существенного влияние не оказывала.

Сторонники раннего формирования Кавказского складчатого сооружения относят начало его воздымания к рубежу эоцен-олигоцена, но, как показал детальный анализ, регионального перерыва здесь не наблюдается, а приурочен он к более позднему - послехадумскому времени. Тектонические движения позднеолигоценового времени открывают позднеальпийский инверсионный этап развития СВК и начало формирования ТКПП. В майкопское время для всей территории выделены две естественно-исторические стадии развития бассейна, отражающие образование и развитие структуры СВК: раннемайкопская - миатлинско-муцидакальское время, и позднемайкопская – рики–зурамакентское время. На СВК и прилегающей области на раннемайкопской стадии выделяются следующие крупнейшие палеотектонические единицы первого порядка - молодое растущее сооружение Большого Кавказа и формирующийся ТКПП. В пределах последнего выделялись: внутренний дифференцированный складчато-надвиговый борт, осевая часть с максимальным прогибанием в районе Сулакской впадины и внешний борт прогиба. В целом следует отметить, что ТКПП уже в раннемайкопское время испытывает сильную дифференциацию, распадаясь на ряд частных прогибов и относительных поднятий, во многом предопределивших современное строение региона.

Масштабность проявления миатлинского тектогенеза вызвала кардинальное изменение палеогеографических условий и соответственно состава, мощности и литологии накапливавшихся осадков и как результат - смену формаций. Важной чертой выделенного тектогенеза является его контрастность – формирование орографически выраженного поднятия на месте современного Кавказа и погружающихся Предкавказских прогибов. Основанием для определения продолжительности и многофазности выявленной фазы являются четыре уровня олистостромов, последний из которых расположен в кровле миатлинской свиты. При этом, наиболее интенсивные геотектонические преобразования и складчатость претерпел внутренний борт ТКПП, оказавшийся надвинутым в северном и северо-восточном направлениях. В это время, наряду с продольной складчатостью намечается формирование меридиональных выступов - Сулакского и Иргартбашского. В области Дагестанского клина во фронтальных частях тектонических пластин формируется система внутренних палеоподнятий (Шамхалбулакское, Истисинское, Димитровское и др.). Строение складчато-надвиговых дислокаций и олистостромов свидетельствует о существовании между ними тесной генетической связи, где олистостромы выступают, как производные от первых, в виде образований тектоно-осадочной природы. На это указывают особенности строения региональных тектонических элементов, а также мелкие (“ключевые”) структуры, наблюдаемые как в коренных фораминиферовых отложениях, так и в породах олистолитов миатлинской свиты. Эти деформации носят характер надвиговых дислокаций, однородны в генетическом отношении, одновозрастны по времени (послехадумском) формирования. Правомерно заключение, что в оползание вовлекались блоки пород, деформированные ещё в коренном залегании, и внутренняя структура олистолитов отражает тектоническую структуру зоны сноса. Отсюда следует важный, в плане палеотектонических реконструкций, вывод о связи олистостромов с разрывами надвигового типа. Именно такого типа разрывы установлены бурением и сейсморазведкой в СВК, что позволяет определить выявленную фазу тектогенеза как ортотектоническую, сопровождаемую сжатием.

В раннемайкопский век Главный Кавказский хребет представлял собой область регрессии моря и размыва. Глубины накоплений миатлинских отложений в области современных выходов отложений на дневную поверхность были значительно меньшими, чем хадумских и соответствовали преимущественно неритовой зоне. Наличие в алевролитах трещин усыхания, волноприбойных знаков, капель дождя, борозд выдувания, собранные и обобщённые данные по текстуре косых слойков и асимметричным складкам оползания проливают свет на спорные вопросы палеогеографии и свидетельствуют о близости береговой линии и мелководном характере раннемайкопского моря в этой области. Геоморфологическая выраженность поднятия находит отражение в характере распространения олистостромов в области Дагестанского клина и установленных стратиграфических несогласиях, подтверждая существование области сноса обломочного материала со стороны Кавказа. В большинстве случаев устанавливается перемещение масс осадков и пород с юга на север. Судя по глубине позднеолигоценового размыва, составу олистолитов, споро-пыльцевым комплексам, свидетельствующим о поясах “вплоть до высокогорного” (В.А. Гроссгейм, Л.А. Козяр, Б.П. Жижченко), амплитуда поднятия достигала 700-1200 м, что служит доказательством проявления здесь горообразовательных процессов.

Контрастное сопряжение зон поднятий (размыва) и погружения (осадконакопления) и понижение уровня океана не менее чем на 300 м, характерное для этого времени, а также высокая сейсмичность вызвали перестройку системы подготовки, транспортировки и отложения осадков. Это благоприятствовало разрушению и размыву литифицированных отложений хадумского и эоцен-палеоценового возраста и колоссальному перемещению осадочного материала. В результате в области накопления осадков в ТКПП сформировалась мощная миатлинская олистостромовая толща. Олистолиты сползали в осевую зону образовавшегося прогиба под влиянием силы тяжести как с северного, так и с южного бортов. Пространственное распространение стратиграфических перерывов и области развития олистостромов свидетельствует, что перемещение олистолитов достигло 40 км. Наиболее грандиозное оползание произошло на внутреннем расчленённом борту прогиба, где существовал более крутой склон и значительная тектоническая дезинтеграция пород.

Значимость тех или иных процессов и явлений становится во многом понятней при сейсмостратиграфическом анализе, помогающем существенно дополнить и конкретизировать модель седиментации майкопских отложений. Установлено повсеместное накопление майкопских отложений на погружении, включая акваторию Каспия, которая длительное время рассматривалась как дополнительный источник сноса осадочного материала в майкопское время. Формирование последних в платформенной области происходит по принципу латерального наращивания от бортов к оси и последовательного заполнения формирующейся некомпенсированной Сулакской впадины, куда и сгружались суспензионные потоки на протяжении всего майкопского времени. Клиноформы, имея северный источник сноса терригенного материала, несмотря на их “заканчивание” за многие десятки километры до складчатых предгорий, послужили аргументом версии (И.Г. Шерба и др.), согласно которой наиболее погруженной частью седиментационного бассейна являлась область современного Большого Кавказа. При более детальном изучении клиноформ удалось установить, что в клиноформное строение, наряду со стратиграфическими аналогами миатлинской свиты, частично вовлекаются сначала отложения средней части майкопа и даже верхнемайкопские слои, что не подтверждает идею проникновения нижнемайкопских осадков транзитом через Сулакскую впадину в пределы современных предгорий СВК. Кроме того, на южном борту прогиба впервые обнаружены клиноформы и другие признаки сноса с обратным - встречным падением, указывающие на снос терригенного материала в раннемайкопское время и с области Большого Кавказа. Формирование олистостромовой толщи на северном борту прогиба происходило в условиях раздробленности склона за счёт разрывных нарушений сбросового типа, которые фиксируются на сейсмопрофилях. Предложенная модель седиментации обосновывает встречную направленность и синхронность формирования олистостромовых и клиноформных толщ с заполнением ими наиболее погруженной части ТКПП – Сулакской впадины.

К концу миатлинского века складчато-надвиговая структура внешнего обрамления Дагестанского клина оказалась погребённой. При снижении геодинамической активности она трансгрессивно была перекрыта нижнеглинистой и муцидакальской свитами и верхнемайкопскими слоями, которые часто со стратиграфическим и угловым несогласиями залегают на подстилающих отложениях, нивелируя существующие неровности дна, оставшиеся от предшествующей фазы складчатости. Позднемайкопское прогибание сказалось и на территории Известнякового Дагестана, где сохранились останцы верхнемайкопских отложений. В этом процессе общего опускания региона предгорья Южного Дагестана продолжают играть пассивную роль и отличаются замедленными темпами погружения.

Положение и амплитуда поднятий и прогибаний отразилась на глубине размыва и типах разрезов майкопских отложений: сулакском, промежуточном, южно-дагестанском - в предгорьях и центрально-сулакском и платформенном - на платформе.

Миатлинская фаза складчатости в значительной мере предопределила современную структуру мезозойских отложений внутреннего борта ТКПП, что следует учитывать при геотектоническом районировании. Последующие фазы складчатости характеризовались высокой тектонической активностью и привели к современному формированию структуры мощного мезозойско-кайнозойского осадочного чехла, обновлению погребённых надвигов и формированию новых, встречно-направленных надвигов Нараттюбинской зоны.

 

ГЛАВА 7. КОРРЕЛЯЦИЯ ОСНОВНЫХ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ МАЙКОПСКОГО ВРЕМЕНИ В ПРЕДКАВКАЗСКИХ ПРОГИБАХ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ОБЛАСТЯХ

 

Выявление синхронности и взаимосвязи различных геологических событий Кавказско-Копетдагского сегмента Альпийско-Азиатского складчатого пояса вызвано необходимостью решения кардинальных задач эволюции крупных складчатых областей и корректной реконструкцией развития Восточного Паратетиса в майкопское время. До последнего времени синхронизация трансгрессий, регрессий, фаз тектогенеза, олистостромовых, клиноформных образований и других геологических процессов и явлений майкопского времени носила обзорный характер и проводилась без достаточного анализа всей совокупности явлений. В результате многоаспектного анализа геологических явлений установлены определённые закономерности и единство тектонического развития на межрегиональном уровне, что позволяет внести существенные исправления в устоявшиеся схемы палеогеологического развития майкопского времени.

Решающее влияние на геологическое развитие Кавказа оказала Аравийская плита, внедрённая в Альпийский складчатый пояс (Л.П. Зоненшайн, Н.В. Короновский, М.Л. Копп, В.С. Буртман и др.), что подтверждается особенностями строения рассматриваемого региона. Генеральное сжатие при этом было направлено с юга на север, однако, во многом проблематичными оставались вопросы становления орогенных поднятий и время начала формирования надвигов. Рубеж эоцена и олигоцена является значимым в развитии сооружений Альп, Динарид, Эльбурса, Малого Кавказа и др., вызвавшим ранний орогенез этих складчатых сооружений и, как считалось, Большого Кавказа. Однако характерной особенностью тектонического режима фораминиферового и хадумского времени было преобладание общих погружений над поднятиями, с унаследованными от мезозоя чертами развития. Фиксируемые перерывы в осадконакоплении в это время в пределах отдельных локальных участков вызваны незначительными по масштабам тектоническими подвижками, которые не приводили к существенным региональным преобразованиям и складчатости, а тем более орогенезу.

Позднеолигоценовая эпоха – важнейшая в истории становления тектонической структуры Кавказско-Копетдагского сегмента Альпийского пояса и отвечает раннеорогенной стадии его развития. Именно в это время пояс определился как будущее горно-складчатое и вдоль его северного фронта были заложены передовые прогибы - Индоло-Кубанский, Терско-Каспийский, Кусаро-Дивичинский и Предкопетдагский. Сжатие с формированием надвигов происходило не по всей протяженности прогибов, а приурочено к Ахтырскому взбросу-надвигу, надвигам Дагестанского клина, Прикаспийской моноклинали и Копетдагскому надвигу.

Район вдоль Ахтырского надвига является одним из наиболее важных для расшифровки формирования СЗК и смежного Индоло-Кубанского прогиба. В пределах этой зоны меловые палеоцен-эоценовые и хадумские слои образуют сложнопостроенные, опрокинутые к северу складки (антиклинали Восточно-Северская, Зыбза - Глубокий Яр, Ахтырско - Бугундырская и др.), срезанные и погребённые под моноклинально залегающими майкопскими отложениями. Все складки интенсивно рассечены системой продольных разрывных нарушений типа надвигов. Характер перерывов и угловых несогласий однозначно свидетельствует о значительных складкообразующих движениях в пределах региона, которые привели ко всему разнообразию несогласий. Инверсия тектонического режима и воздымание СЗК происходили в послехадумское время и сопровождались формированием отдельных поднятий в прогибе и олистостромов в низах баталпашинской свиты вдоль поднятий. Своды их были разрушены на значительную глубину: на Ахтырско - Бугундырской площади - до известняков верхнего мела, на площади Зыбза - Глубокий Яр - до кутаисской свиты включительно, на восточной периклинали Восточно-Северской складки - до подошвы кумского горизонта. На приподнятость со стороны Кавказа указывает и направление палеопотоков. Русловая (“рукавообразная”) фация нефтегорского горизонта “врезана” в отложения хадума и отчасти белоглинской свиты верхнего эоцена и в направлении на север сменяется фацией дельты - авандельты. Исследования последовательности и сопряжённости событий в рамках межрегионального корреляционного анализа свидетельствуют о раннебаталпашинском возрасте врезов, что согласуется с направленностью геотектонического развития региона.

Столь явных и отчётливых признаков проявления позднеолигоценовой складчатости как на СВК и особенно СЗК, в пределах ЮВК не наблюдается ввиду последующей их тектонической переработки. Вместе с тем, такие признаки имеют место и довольно убедительны - это время зарождения Сиазанского взбросо-надвига, вдоль которого фиксируется перерыв, отмеченный широким развитием в основании майкопа (над хадумом) прослоев эрозионной брекчии, состоящей из кусков глин нижнепалеогеновых и меловых пород, а также переотложенной микрофауны.

Копетдаг является следующим к востоку от Кавказа сегментом Альпийско-Азиатского складчатого пояса и по целому ряду признаков напоминает его. В Предкопетдагском прогибе в это же время формируется главный Копетдагский тектонический шов (надвиг). Наиболее детально вопрос основной складчатости палеогена Копетдага рассматривается Л.Д. Ятченко, выделившим в позднем олигоцене тектоническую фазу, названную копетдагской.

Выявленные закономерности позволяют говорить о синхронности геологических событий и корреляции миатлинской фазы тектогенеза с копетдагской фазой. Заложение прогибов произошло практически одновременно и совпадает по времени с выявленной в позднем олигоцене фазой тектогенеза. Амплитуда надвигания на этом раннеорогенном этапе, по нашим оценкам, могла достигать первые десятки километров. Указанная особенность развития имеет принципиальное значение, особенно в вопросе формирования залежей нефти и газа и оценки перспектив нефтегазоносности, поскольку определяет более раннее заложение структур во внутренних бортах Предкавказских прогибов, а, следовательно, и более раннее формирование залежей нефти и газа. В известном каноне Штилле с уточнениями выделенная фаза соответствует ранней субфазе савской фазы и пользуется относительно широким распространением. Выявленные закономерности в проявлении складчато-надвиговых деформаций на раннеорогенной стадии развития возможно отражают более глобальные закономерности формирования складчатых поясов и смежных прогибов, где ранние надвиговые дислокации выступают в качестве ключевых.

Всё это определило крайне специфическое развитие майкопского седиментационного бассейна, который являлся частью крупного эпиконтинентального моря, возникшего в олигоцене вдоль северной окраины Тетиса. Скорости осадконакопления в это время были более чем на порядок выше по сравнению с фораминиферовым и хадумским веком. Источником сноса терригенного материала служила южная окраина Русской платформы и зарождавшиеся сооружения Кавказа и Копетдага. В это время синхронно проявились в пределах ряда регионов Восточного Паратетиса клиноформы нижнемайкопских отложений, которые встречаются в Азовском море, Предкавказье, Мангышлаке, Приаралье. Проведённый анализ с использованием всех предшествующих исследований позволил впервые рассмотреть масштабы такого строения и оценить их седиментационное значение. Характер распространения клиноформных образований свидетельствует о повсеместности их распространения на шельфе, склоне и в относительно глубоководной части седиментационного бассейна, что в совокупности с глобальным понижением уровня Мирового океана указывает на региональное проявление плоскостного смыва в раннемайкопское время. В это время в условиях регрессивного режима седиментации резко усилились явления латеральной (горизонтальной) седиментации в виде склоновых, преимущественно гравитационных процессов. Среди большого их разнообразия в майкопских отложениях формировались преимущественно турбидиты (мутьевые течения), и широкое распространение получили олистостромы. Большой градиент разнонаправленных тектонических движений вдоль шовной зоны, разделившей молодое складчатое сооружение Большого Кавказа и передовые прогибы, обусловил местами (Центральная часть южного борта Западно-Кубанского прогиба и Дагестанский клин с платформенными склонами) наличие бортов, с которых шло формирование олистостромов. Высокая скорость донных течений местами препятствовала осадконакоплению и активизировала денудационные процессы, приведшие на отдельных участках к размыву фораминиферовых и части верхнемеловых отложений. В позднемайкопское время процесс седиментации стабилизировался, и всё большее влияние в снабжении бассейна осадочным материалом играла Русская платформа.

Проявление во времени и пространстве основных геологических процессов майкопского времени свидетельствует об их согласованном и направленном развитии. Наблюдается чёткая картина постепенного омоложения фаз складчатости в направлении от Аравийского выступа на север в пределах Кавказа (с новопиренейской для Малого Кавказа, к позднеолигоценовой – миатлинской для северных склонов).

Определён геодинамический режим позднего олигоцена, рассмотренный в едином ряду с осадконакоплением, маркируемый перерывами седиментации, олистостромами, тектоническими деформациями и являющийся первым репером надвиговых движений вдоль северной периферии Кавказско-Копетдагского сегмента Альпийско-Азиатского складчатого пояса. Общее воздымание Большого Кавказа и Копетдага продолжалось в позднем сармате, а в предакчагыльское время резко усилились восходящие движения, происходит разрастание складчатых сооружений и формирование современного структурного плана. Надвиги оставались мобильными, однако масштабы и интенсивность сжатия затухают от ЮВК к СВК и далее к СЗК, где отмечаются менее значительные фазы активизации надвиговых процессов.

 

 

ГЛАВА 8. КРИТЕРИИ ПЕРСПЕКТИВ НЕФТЕГАЗОНОСНОСТИ МАЙКОПСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО КАВКАЗА

 

СВК относится к старейшим районам нефтегазодобычи, где научное обоснование новых идей и направлений поиска на фоне спада добычи является задачей с постоянно возрастающей актуальностью.

Майкопские слои ещё в начале прошлого века привлекли к себе внимание геологов-нефтяников. Эти отложения традиционно рассматривались как одна из основных нефтегазоматеринских толщ кайнозойского разреза (И.М. Губкин, Н.Ю. Успенская, Н.Б. Вассоевич, М.Н. Смирнова, Б.А. Соколов, О.К. Баженова, Н.Я. Кунин, Д.А. Мирзоев, Ф.Г. Шарафутдинов, В.Ф. Шарафутдинов, Г.И. Храмова и др.), которая оказала существенное влияние на формирование углеводородных скоплений не только в собственно майкопских отложениях, но в среднемиоценовых и подстилающем верхнемеловом комплексе. Проведённые исследования по детализации геологического строения и истории формирования рассматриваемых отложений в пределах СВК указывают на высокие потенциальные запасы майкопа, что и определяет актуальность постановки вопроса перспектив их нефтегазоносности. Для всестороннего изучения вопроса перспектив нефтегазоносности майкопских отложений СВК был проанализирован комплекс критериев.

В истории открытия и освоения регионально нефтегазоносной майкопской серии на Кавказе выделяется определённая этапность. Получение мощного фонтана нефти в начале прошлого века на Нефтяно-Ширванской площади ЗКПП положило начальному этапу промышленного освоения этих отложений и практически развитию нефтяной промышленности Северного Кавказа. Нефтяные залежи рукавообразной формы (“шнурковые” по И.М. Губкину), явились прототипом большой группы литологически экранированных залежей и стимулировали развитие геологоразведочных работ на майкопские отложения и в других регионах Кавказа. Следующий этап (40-60 гг.) освоения майкопских отложений связан с юго-восточной частью Кавказа – Сиазанской системой надвигов Азербайджана, где были открыты нефтяные месторождения, приуроченные к крутозалегающей моноклинали в зоне регионального надвига. Третий этап связан с Центральным Предкавказьем, где в конце 50-х годов в пределах Ставропольского свода были открыты значительные по запасам залежи нефти и газа в хадумских песчаниках. Позднее в 80-х годах здесь были обнаружены основные залежи нефти этого района в глинах баталпашинской свиты майкопской серии и хадумского горизонта (Журавская, Воробьёвская, Южно-Спасская, Советская площади и др.), пропущенные ранее при разведке меловых и юрских отложений.

К настоящему времени в майкопской толще Предкавказских прогибов открыто свыше 50 залежей нефти и газа, приуроченных к 25 месторождениям, расположенным в различных регионах Кавказа. Что же касается СВК, то за исключением хадумских залежей Южного Дагестана и небольших залежей в Карабулаке и Беное, значительных промышленных залежей в майкопе не было открыто. Положительная оценка перспектив нефтегазоносности этих отложений на ранних этапах сводилась к выяснению в основном характера распределения песчано-алевролитового материала и зон литолого-фациального замещения (К.П. Калицкий, Н.Ю. Успенская, И.О. Брод, М.Н. Саидов, В.Л. Галин, М.Н. Смирнова, Ф.М. Коршенбаум и др.). Несмотря на то, что майкопская толща отличается большим количеством естественных выходов нефти и газа, а также нефтегазопроявлениями в скважинах на всей территории СВК при проведении геологоразведочных работ на мезозойские отложения в течение десятков лет не учитывалась перспективность проходимых скважинами майкопских отложений. Они не подвергались разведке, за исключением случайных скважин, пробуренных в местах внешне эффектных нефтегазопроявлений, но геологически недостаточно подготовленных и обоснованных, в результате чего уже на начальном этапе работы практически прекращались. Вскрытые во многих скважинах нефтенасыщенные породы не опробовались, или опробовались эпизодически, без применения методов интенсификации. “Неожиданные” фонтаны и интенсивные нефтегазопроявления относились к случайным явлениям, от которых избавлялись утяжелением бурового раствора или ликвидацией скважин из-за отсутствия в разрезе мощных песчаных коллекторов, что длительное время негативно сказывалось на объективной оценке их нефтегазоносности, в результате чего многие месторождения и площади остались недоразведанными.

Результаты исследований позволяют положительно оценить перспективы рассматриваемых отложений, что послужит импульсом для четвёртого этапа их освоения. Этот этап охватит СВК и будет связан, в первую очередь, с миатлинскими и верхнемайкопскими отложениями.

Автором впервые проведено обобщение и систематизация всех нефтегазопроявлений, приуроченных к майкопским отложениям. Выявлены обильные нефтегазопроявления при проходке этих отложений на ряде площадей Предгорного Дагестана: Дылым, Миатлы, Истису, Вост. Капчугай, Избербаш, Ачису, Селли, Гаша, Димитровское, Алмало, Аркабаш и Терско-Сунженской зоны. При вскрытии майкопа на ряде площадей отмечались мощные газо-нефтяные выбросы, а в некоторых скважинах на глубинах от 300 м до 1500 м были получены притоки нефти (Дылым скв. 39 - 20 т/сут, Ачису до 15 т/сут, Карабудахкент скв. 1 - 48 т/сут, Салтабак скв. 42 - 25 т/сут, Шамхалбулак до 20 т/сут, Беной - до 400 т/сут, Старогрозненская пл. до 300 т/сут). Однако, эти единичные испытания не получили широкого распространения. Поучительна история открытия майкопских залежей на месторождении Русский Хутор в платформенной части Дагестана, где после бурения 94-х глубоких скважин и завершения разведки мезозойских отложений одной, специально пробуренной на майкопские отложения скв. 95, было открыто шесть газовых залежей в песчаных пластах. Резюмируя результаты проведённого анализа по естественным источникам нефти и газа, а также нефтегазопроявлениям в скважинах, можно констатировать, что большая их часть приурочена к зонам тектонических нарушений верхнего майкопа и олистолитам миатлинской олистостромовой толщи, а не к прослоям алевролитов, как это многими предполагалось ранее. Этим объясняется то обстоятельство, что многие нефтегазопроявления не подчинены структурному фактору и встречаются в разнообразных тектонических условиях.

ВвидуВвиду отсутствия крупных пластовых коллекторов основная часть генерируемых в майкопских отложениях УВ локализуется в нетрадиционных ловушках. По тектоническим, литологическим, морфологическим и генетическим признакам выделены виды ловушек, в которых открыты и прогнозируются залежи нефти и газа. К установленным ловушкам относятся: рукавообразные, литологически-экранированные, литолого-стратиграфические, тектонически осложнённые, катагенетические, пластово-сводовые; к прогнозируемым: клиноформные, олистолитовые, трещинно-жильные, врезовые. Нетрадиционность открытых и предполагаемых залежей находит объяснение в специфических особенностях формирования геологического строения, определивших образование в них ловушек различных генетических типов.

Практическое установление потенциальных возможностей майкопских отложений является задачей ближайшей перспективы, и обоснование первоочередных поисково-разведочных работ связано с выявлением нефтегазоносности и прогнозом неструктурных залежей УВ, вытекающим из сравнительного анализа геологического строения и нефтегазоносности майкопских отложений СВК с различными регионами Кавказа.

 

ГЛАВА 9. ПЕРСПЕКТИВЫ НЕФТЕГАЗОНОСНОСТИ МАЙКОПСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО КАВКАЗА И НАПРАВЛЕНИЯ ГЕОЛОГО-ПОИСКОВЫХ И ГЕОЛОГОРАЗВЕДОЧНЫХ РАБОТ С РЕКОМЕНДАЦИЯМИ ПО ИХ ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ

 

Постановка проблемы освоения майкопских отложений связана с настоятельной необходимостью поисков новых перспективных и экономически эффективных направлений геолого-поисковых работ на нефть и газ в современных условиях резкого удорожания стоимости скважин и ограничения инвестиций. Положительная оценка перспектив нефтегазоносности майкопских отложений стимулирует начало проведения целенаправленных работ не столько в традиционных гранулярных коллекторах, сколько в зонах отсутствия последних. Наряду с антиклинальными ловушками промышленная нефтегазоносность может быть связана с нетрадиционными ловушками: трещинно-жильного, олистостромового, клиноформного строения. Первостепенного внимания при этом заслуживает южный борт ТКПП в зонах неглубокого залегания описываемых отложений, где и следует сосредоточить геолого-поисковые и геологоразведочные работы, включая целенаправленные сейсмические исследования и поисковое бурение глубиной от 1400 до 2000 м.

Результаты полевых исследований, анализ фактического материала структурного и поисково-разведочного бурения, выявленные особенности строения и закономерности развития позволяют выделить в майкопских отложениях перспективные зоны нефтегазонакопления, которые пространственно приурочены к определённым структурным элементам и иногда накладываются в разрезе и по площади друг на друга. Таковыми являются Нараттюбинская складчато-надвиговая зона – трещинно-жильного типа; миатлинская олистостромовая толща; нижнемайкопская клиноформная зона платформенного борта прогиба.

Нараттюбинская складчато-надвиговая зона с прогнозируемым трещинно-жильным типом залежей связана с нарушениями надвигового типа, рассекающими верхнемайкопские слои. Как погребённые, так и поверхностные разрывы часто пересекаются с поперечными субвертикальными разрывами, образуя зоны максимальной трещиноватости и разуплотнённости пород майкопской толщи, что благоприятствует формированию нетрадиционных коллекторов для скоплений нефти и газа. Они имеют узкие (от 0,3 до 1,5 км), но весьма протяженные (до десятков километров) формы и проникают на глубину до 1000-3000 м. Залежи могут быть выявлены в зоне Нараттюбинского надвига, Салтабакской структурной террасе, в зоне Гамриозеньского разлома. В целом, они составляют единую зону нефтегазонакопления протяжённостью 200 км.

К миатлинской олистостромовой толще приурочены олистолитовые ловушки в области их неглубокого залегания в восточной части ТКПП. Особый интерес представляют наиболее крупные дезинтегрированные олистолиты (олистоплаки) карбонатных пород хадумского горизонта и эоцен-палеоцена. Эти природные резервуары достигают размеров до 3-4 км по протяжённости и соизмеримы с отдельными тектоническими блоками мезозойских антиклиналей. Олистолиты встречаются в различных структурных условиях (антиклиналях, моноклиналях, синклиналях) и представляют по морфологическим признакам литологически замкнутый тип резервуаров. Поскольку генетических аналогов таких ловушек в известных классификациях нет, это позволяет выделить особую разновидность природных резервуаров, который условимся называть “олистолитовым”. Нефтегазоносность олистостромовой толщи обосновывается приуроченностью к ним естественных выходов нефти и газа, получением в скважинах притоков нефти и выбросов газа, наличием залежей в фораминиферовых и хадумских отложениях в их коренном залегании, благоприятными коллекторскими свойствами, значительными размерами многих олистолитов, распространенностью олистостромов на большой площади в нефтегазоматеринской глинистой толще. Гигантские размеры отдельных олистолитов, а также большие их суммарные объёмы позволяют прогнозировать в них значительные скопления УВ, выделяя приуроченную к ним зону нефтегазонакопления. Для решения проблемы промышленной нефтегазоносности этих образований предлагается осуществить бурение параметрических и поисковых скважин глубиной 700-2000 м, расположенных в различных структурных условиях, с охватом зоны развития олистолитов максимальной мощности. Особенно благоприятными геологическими условиями выделяется зона Дагестанского клина.

Другим типом природного резервуара, представляющим интерес в качестве потенциальных вместилищ УВ, являются песчано-алевролитовые пласты в толще тонкого чередования алевролитов и глин муцидакальской и миатлинской свит с редкими отдельными пластами песчаников, как в условиях пластово-сводового строения, так и в зонах тектонических нарушений с разуплотнёнными глинистыми породами в пределах всего ТКПП.

Клиноформный вид ловушек распространён на платформенном борту ТКПП. В отличие от южного борта ТКПП майкопские отложения северного борта, и особенно прилегающей платформы, характеризуются наличием в разрезе многочисленных пластов песчаников и алевролитов с благоприятными коллекторскими свойствами. По данным сейсморазведки, они образуют клиноформы, с которыми связываются перспективы поисков нетрадиционных залежей нефти и газа.

Выделены благоприятные объекты для поисков залежей нефти и газа и определены первоочередные участки для заложения скважин на площадях Чубарарка, Восточные Миатлы, Уйташ, Восточный Капчугай. Предложено использование ликвидированного фонда скважин путём восстановления и испытания майкопских отложений. В разведочных скважинах, бурящихся на мезозойский комплекс в интервале майкопских отложений, предложено производить интерпретацию материалов ГИС и опробование в процессе бурения. Эти рекомендации учтены при выборе объектов на лицензирование по республике Дагестан и были приняты к практическому использованию в Институте геологии Дагестанского НЦ РАН, Геологическим комитетом республики Дагестан, ПО “Грознефть”, ПО “Грознефтегеофизика”, ОАО “Роснефть-Дагнефть”, АО “Каспийгазпром”, ООО “НПЦПодземгидроминерал”, ЗАО “КалмТатнефть”.

В перспективе геологоразведочные работы на майкопские отложения могут определиться в самостоятельное направление и при их осуществлении должна быть достигнута высокая геолого-экономическая эффективность, учитывая малые глубины предполагаемых залежей и наличие существующей инфраструктуры.

Изучение майкопских отложений позволило детализировать структуру и перспективы нефтегазоносности верхнемеловых отложений, что открывает широкие перспективы дальнейшего поиска высокопродуктивных погребённых ловушек различной морфологии как в автохтонном (во внутренней части ТКПП), так и аллохтонном структурном этажах (вплоть до Горного Дагестана). Принципиальная важность подобных выводов заключается в структурообразующей роли позднеолигоценового тектогенеза в формировании нефтегазоносности региона.

В диссертации предложено решение важных научных проблем - установление закономерностей геологического строения, тектоники и формирования майкопских отложений СВК, с корреляцией основных геологических событий майкопского времени в пределах Кавказско-Копетдагского сегмента Альпийско-Азиатского складчатого пояса и обоснованы перспективы поисков УВ в майкопских отложениях СВК.

 

ЗАЩИЩАЕМЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

 

1.      Для территории СВК установлены зональные особенности майкопских отложений и выделены пять типов разрезов: сулакский, промежуточный, южно-дагестанский, центрально-сулакский и платформенный, каждый из которых отражает специфику развития определённой тектонической структуры. Обосновано выделение хадумского горизонта из состава майкопской серии.
2.      Детально изучена тектоника майкопских и подстилающих отложений СВК и выделены три структурных плана, разделенные поверхностями срыва, которые приурочены к верхнеюрско-хадумским, нижнемайкопским и миоценовым слоям. Вопреки существующему мнению не обнаружено регионального несогласия на границе эоцена и олигоцена. Выявлены и типизированы существенные несогласия в основании майкопских отложений, проявившиеся в различных тектонических зонах в пределах Предкавказских и Предкопетдагского прогибов.
3.      Впервые детально изучено строение миатлинской олистостромовой толщи СВК и установлены пространственно-временные закономерности ее формирования. Выявлено существование как северного, так и южного источников сноса. Выделены и прослежены по площади четыре уровня распространения олистостромов, которые отражают импульсный характер проявления тектонических движений со стороны Кавказа. Впервые разработана и апробирована морфогенетическая классификация олистостромов.
4.      Установлено, что в миатлинское (послехадумское) время Кавказско-Копетдагский сегмент Альпийского складчатого пояса испытывал раннеорогенную стадию развития,сопровождавшуюся началом формирования надвигов и образованием вдоль его северной периферии системы передовых прогибов (Индоло-Кубанского, Терско-Каспийского, Кусаро-Дивичинского и Предкопетдагского). В пределах СВК выявлена и прослежена в сопредельных регионах миатлинская фаза тектогенеза. Предложена модель седиментации майкопских отложений СВК.
5.      На основании анализа закономерностей осадконакопления и современного тектонического строения майкопских отложений установлен комплекс критериев, обосновывающий выделение перспективных зон нефтегазонакопления на малых глубинах. Для поисков скоплений УВ наиболее перспективными являются зоны, связанные с нетрадиционными ловушками: клиноформными (Скифская плита), олистолитовыми (восточная часть ТКПП), трещинно-жильными (Нараттюбинская складчато-надвиговая зона). Рекомендованы объекты для постановки первоочередных поисково-разведочных работ.

Список работ

Авторская монография

Геологическое строение и условия формирования миатлинской олистостромовой толщи Северо-Восточного Кавказа. - Уфа: Изд-во УГНТУ, 2001. - 105 с.

Коллективные монографии

1.        Геология и перспективы нефтегазоносности олигоцен-нижнемиоценовых отложений Дагестана. – Махачкала: Даг. кн. изд-во, 1999. (Совместно с Шарафутдиновым Ф.Г., Магомедовым А.Х.; 244 с).

2.        Дагестанский шельф Каспийского моря: состояние изученности, геологическое строение, перспективы нефтегазоносности. Обзор. – М.:ГУП, изд-во “Нефть и газ” РГУ нефти и газа им. И.М.Губкина, 2001. - 133 с. (Совместно с Мирзоевым Д.А., Осиповой Г.Э., Шарафутдиновым Ф.Г.).

Статьи и тезисы докладов

1.        Миатлинская фаза тектогенеза раннеорогенного этапа развития Кавказа //Доклады РАН, 2003, том 393, №1.-С.1-3.

2.        Олигоценовые олистостромы Восточного Кавказа и позднеальпийский тектогенез //Геотектоника. - 1989. - №4. - С.87-98. (Совместно с Маркусом М.А.).

3.        Перспективы нефтегазоносности олистостромовых образований олигоцена Терско-Каспийского прогиба //Изв.СКНЦ. В.Ш.Ест.н-ки. - 1989. - №2. - С.16-23.

4.        Нетрадиционные коллекторы и ловушки майкопских отложений Восточного Предкавказья – перспективный объект поиска нефти и газа //Геология нефти и газа.-2002.-№3.-15-21 (Совместно с Агамовым В.А., Мирзоевым Д.А., Шарафутдиновым Ф.Г.)

5.        Особенности геологического строения и перспективы нефтегазоносности майкопских отложений Восточного Предкавказья //Отечественная геология. - 1998. - № 5. - С.6-11. (Совместно с Шарафутдиновым Ф.Г.).

6.        К вопросу об условиях образования олистостромов в миатлинских отложениях олигоцена Дагестана //Региональная геология СССР. - М.:МГУ, 1987. - Вып.8. - С.76-81.

7.        К вопросу генезиса олистостромов Дагестана //Тр.ин-та геол. Даг.ФАН СССР. - 1982. - Вып.27. - С.157-164.

8.        Геологическое обоснование к заложению сверхглубокой параметрической скважины Сулак-8000 в Дагестане //Тез. докл.5 совещания Региональной комиссии по Кавказу и Закавказью Проблемы нефтегазоносности Кавказа. – Грозный. - 1987. - С.33-34. (Совместно с Суетновым В.В., Воцалевским З.С., Шарафутдиновым Ф.Г., Крамыниным П.И., Талалаевым В.Д.).

9.        Геолого-геохимические критерии современной оценки перспектив термоводоносности и нефтегазоносности верхнемеловых отложений Предгорного Дагестана //Вопросы технологии комплексного освоения геотермальных ресурсов. – Махачкала: Тр. ВНИПИгеотерм, 1996. -С. 51-67. (Совместно с Шарафутдиновым Ф.Г., Золовой И.В.).

10.        Глубинные разгрузки в формировании аномального изотопного состава карбонатного углерода в комплексах пород, обогащенных органическим веществом //Дегазация Земли и геотектоника: Тезисы докладов III всесоюзного совещания. - М.: Наука, 1991. - С.106-107. (Совместно с Валяевым Б.М., Гринченко Ю.И., Мирзоевым Д.А., Прохоровым В.С.).

11.        Закономерность геологического развития Предкавказских прогибов в связи с нефтегазоносностью //Тез.докл. респ. конф.мол. учен. и спец. по пробл. геол. и геоф. - Баку. – 1988. - С.33.

12.        Инъекционные залежи нефти в нетрадиционных коллекторах и ловушках майкопских отложений Восточного Предкавказья //Новые идеи в геологии и геохимии нефти и газа. Матер. 3-ей международной конференции. - М.: МГУ, 1999. - С. 281-283. (Совместно с Шарафутдиновым Ф.Г., Агамовым В.А., Магомедовым А.Х.).

13.        К вопросу корреляции майкопских отложений Северного Кавказа и Предкавказья //Геология и минерально-сырьевая база Северного Кавказа (Матер. 9 Международной научно-практ. Геол. конф. - Ессентуки. - 2001. - С.94-95.

14.        К проблеме поисков залежей нефти и газа в олистостромовой толще миатлинской свиты Предгорного Дагестана //Тез. докл. научн. сессии Даг. ФАН СССР. - Махачкала: ИГ Даг.фил. АН СССР, 1985. - С.96-97.

15.        К прогнозу соотношения структурных планов олигоценовых и эоцен-меловых отложений в акватории Каспийского моря, прилегающей к Предгорному Дагестану и перспективы их нефтегазоносности //Геология и минерально-сырьевая база Северного Кавказа. Материалы 9 Международной научно-практической геологической конференции. – Ессентуки, 2001. -С.587-588. (Совместно с Шапиевым Д.Ш.).

16.        Геологическое строение и закономерности формирования палеогеновых олистостромовых толщ Северо-Восточного Кавказа. Автореферат диссертация на соискание уч.ст. к.г.-м. наук. – М: МГУ, 1991. – 25 с.

17.        Майкопский осадочно-породный бассейн восточного Кавказа – генератор и аккумулятор УВ //Новые идеи в геологии и геохимии нефти и газа. Матер. 3-ей международной конференции. - М.: МГУ, 1999.-С.157-158. (Совместно с Магомедовым А.Х., Мирзоевым Д.А., Шарафутдиновым Ф.Г.).

18.        Новые данные о региональной структуре Дагестанского клина и перспективы его нефтегазоносности //Матер. 5-й международной конф.- М., МГУ 2001.-45-47 с. (Совместно с Белоусовым О.Н, Лохматовой В.А., Багатаевым Р.М., Шапиевым Д.Ш., Шарафутдиновым Ф.Г.

19.        Новые перспективы в старом нефтегазоносном районе Северного Кавказа (на примере Дагестанского тектонического выступа) //Всероссийский съезд геологов.-Санкт-Петербург.-2000 (совместно с Магомедов А.Х., Шапиев Д.Ш., Шарафутдинов Ф.Г., Белоусов О.Н., Сулейманов А.К.).

20.        О формировании и распределении залежей нефти и газа в юго-восточном секторе Каспийского краевого прогиба //Тр. ОАО ВолгоградНИПИморнефть. - 2001. (Совместно с Степановым А.Н., Самойленко Г.Н., Шарафутдиновым Ф.Г.).

21.        Олигоценовая эпоха в формировании передовой складчатости Дагестана //Тр.ИГ.Даг.ФАН СССР. - 1984. - Вып.30. - С.102-107. (Совместно с Буториным Г.Д.).

22.        Олистолиты нижнего майкопа, как объект для создания геотермальной циркуляционной системы //Тр. ИПГ Даг.ФАН СССР. – Махачкала, 1987. - С.20-23.

23.        Олистостромы в структуре Северо-Восточного Кавказа //Тр. Географического общества Дагестана. – Махачкала, 1999. - Вып.27. - С.67-73. (Совместно с Магомедовым А.М., Агамовым В.А.).

24.        Особенности структуры майкопских отложений Терско-Каспийского передового прогиба //Геология и минерально-сырьевая база Северного Кавказа. - Материалы 9 Международной научно-практической геологической конференции. – Ессентуки. - 2001. - С.259-262. (Совместно с Шарафутдиновым Ф.Г.).

25.        Особенности формирования залежей нефти и газа в верхнемеловых отложениях Дагестанского клина и перспективы нефтегазоносности его глубокопогруженной зоны //Тез. докл. 5 совещания Региональной комиссии по Кавказу и Закавказью. Проблемы нефтегазоносности Кавказа. – Грозный, 1987. - С.34-36. (Совместно с Шарафутдиновым Ф.Г., Золовой И.В.).

26.        Палеозойские отложения фундамента – новый перспективный нефтегазоносный объект в восточной части Предкавказья //Труды, Международной научно-практической конференции, посвященной 130 лет ак. И.М.Губкина, 9-11 октября 2001г. - М.:Наука, 2001. - С.190-191. (Совместно с Мирзоевым Д.А., Абдуллаевым А.С., Шапиевым Д.Ш., Шарафутдиновым Ф.Г.).

27.        Палеотектонические условия формирования газоконденсатных залежей в верхнемеловых отложениях Предгорного Дагестана на примере Димитровского и Шамхалбулакского месторождений) //Тр. Ин-та геол. Даг ФАН СССР. - 1988. - Вып.37. - С.130-135. (Совместно с Золовой И.В.).

28.        Перспективы нефтегазоносности Ведено-Махкетинской полосы Чёрных гор //Тез. докл. 2 межресп. студ. науч.конф. - Грозный, 1981. - С.17-18. (Совместно с Шаповаловым В.П., Смирновым Ю.Ю.).

29.        Перспективы нефтегазоносности погребённых структур Дагестанского клина и смежной акватории Каспийского моря //Геология и минерально-сырьевая база Северного Кавказа. (Материалы 9 Международной научно-практической геологической конференции. - Ессентуки, 2001. - С.585-586. (Совместно с Магомедовым А.Х., Шарафутдиновым Ф.Г.).

30.        Перспективы открытия и освоения залежей нефти и газа на малых глубинах в майкопских отложениях Предгорного Дагестана //Тр. ин-та геологии. - Махачкала. - Вып. 45. - 1995.- С.30-34. (Совместно с Шарафутдиновым Ф.Г.).

31.        Перспективы поисков залежей нефти и газа в нетрадиционных ловушках олистостромовой толщи олигоцена Терско-Каспийского передового прогиба. - Тезисы докладов к научно- практической конференции 21-25 апреля 1997 г. “Малоизученные нефтегазоносные комплексы Европейской части России” (Прогноз нефтегазоносности и перспективы освоения). – Москва: ВНИГНИ, 1997. - С.116-117. (Совместно с Шарафутдиновым Ф.Г.).

32.        Перспективы поисков нетрадиционных залежей нефти и газа в Восточном Предкавказье //Геология и минерально-сырьевая база Северного Кавказа (Материалы 9 Международной научно-практической геологической конференции. - Ессентуки, 2001. - С.578-580. (Совместно с Магомедовым А.Х., Шарафутдиновым Ф.Г.).

33.        Перспективы поисков нетрадиционных залежей углеводородов в верхнемеловых и палеогеновых отложениях Восточного Предкавказья // Матер. Научн.-практ. Конф, посвящ. 45 летию со дня основания Института геологии. Даг НЦ РАН. – Махачкала: ИГ Даг.фил. АН СССР, 2001. - С.184-186. (Совместно с Шарафутдиновым Ф.Г., Шапиевым Д.Ш.).

34.        Перспективы поисков нефти и газа в зонах региональных тектонических нарушений Восточного Предкавказья //Геология и минерально-сырьевая база Северного Кавказа. (Материалы 9 Международной научно-практической геологической конференции. - Ессентуки, 2001. - С.563-565. (Совместно с Агамовым В.А.).

35.        Перспективы поисков нефти и газа в нетрадиционных коллекторах и ловушках майкопских отложений Восточного Предкавказья //Матер. Научн.-практ. Конф., посвящ. 45 летию со дня основания Института геологии Даг НЦ РАН. – Махачкала: ИГ Даг.фил. АН СССР, 2001. - С.11-13. (Совместно с Агамовым В.А., Мирзоевым Д.А., Шарафутдиновым Ф.Г.).

36.        Повышение эффективности геологоразведочных работ на нефть и газ в верхнемеловых отложениях Терско-Каспийского передового прогиба //Тр.ИГ Даг ФАН СССР. - 1990. - Вып.41. - С.40-49. (Совместно с Золовой И.В.).

37.        Сопоставление и перспективы нефтегазоносности олистостромовой и клиноформной толщ Восточного Предкавказья //Тез. докл. краевой науч.-техн.конф.мол.учен. и спец. - Ставрополь. - 1986. - С.10.

38.        Состояние геолого-геофизической изученности и дальнейшие направления исследований майкопских отложений Дагестана в связи с нефтегазоносностью //Тез.докл. респ. науч.-практ.конф. мол. учён. – Махачкала: ИГ Даг.фил. АН СССР, 1988. - С.189.

39.        Физико-механические критерии формирования олистолитов в майкопском палеобассейне //Достижения и современные проблемы развития науки в Дагестане: Тез.докл. межд. научной конф., посвящённой 275-летию РАН и 50-летию ДНЦ РАН 21 мая 1999г. (Естественные науки) - С.310-311. (Совместно с Гайдаровым Г.М., Шарафутдиновым Ф.Г.).

 

Полные данные о работе Геологический факультет МГУ
 См. также
Научные статьиМеханизм формирования структуры системы Земли. О роли стационарных энергетических центров в сохранении динамического равновесия системы Земли.: Процессы дегазации мантии области блока(ПТБ). Формирование месторождений углеводородного сырья
Научные статьиМеханизм формирования структуры системы Земли. О роли стационарных энергетических центров в сохранении динамического равновесия системы Земли.:
Научные статьиНаучная конференция ЛОМОНОСОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, апрель 2013 года СЕКЦИЯ ГЕОЛОГИЯ:
ДиссертацииМинерагения благородных металлов и алмазов северо-восточной части Балтийского щита:
Обзорные статьиРазломы Ангольской котловины: Аннотация

Проект осуществляется при поддержке:
Геологического факультета МГУ,
РФФИ
   
TopList Rambler's Top100