Все о геологии :: на главную страницу! Геовикипедия 
wiki.web.ru 
Поиск  
  Rambler's Top100 Service
 Главная страница  Конференции: Календарь / Материалы  Каталог ссылок    Словарь       Форумы        В помощь студенту     Последние поступления
   Геология >> Поиск и разведка месторождений полезных ископаемых >> Геология, поиски и разведка нерудных месторождений | Диссертации
 Обсудить в форуме  Добавить новое сообщение

Минерагеническое районирование кимберлитовой области Юго-Восточного Беломорья

Третяченко Владимир Васильевич
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук
содержание

Глава 1. Формационный анализ раннегерцинских щёлочно-ультраосновных и основных образований Юго-Восточного Беломорья.

Рассматриваются вопросы геологического строения, петрографии, минералогии, петрохимии, возраста, а также формационной типизации объектов щелочно-ультраосновного вулканизма ЮВБ.

В пределах ЮВБ, в отличие от других алмазоносных провинций, в эпоху продуктивного магматизма на ограниченной площади сформировались проявления вулканитов широкого спектра составов, значительно различающиеся также фациальными и минерагеническими характеристиками. Здесь, в непосредственной близости друг от друга (5-10 км), расположены не только кимберлитовые трубки, представляющие промышленный интерес, а также неалмазоносные кимберлиты различных минералого-петрохимических типов, типичные конвергентные породы, а также трубки взрыва толеитовых базальтов. Детальная характеристика проявлений и их сообществ приведена в работах [Саблуков, 1995, 2000; Парсаданян, 1996; Богатиков и др., 1999; Вержак, 2001; Веричев, 2002; Гаранин, 2003; Головин, 2003; Гаранин, 2006, Богатиков и др., 2007 и др.]. Исходя из особенностей вещественного состава, внутреннего строения тел и степени их алмазоносности в составе раннегерцинских вулканических образований ЮВБ выделены - щелочно-ультраосновная (щ-у) формация Юго-Восточного Беломорья и Сояна-Пинежский долерит-базальтовый комплекс.

1.1. Щёлочно-ультраосновная формация Юго-Восточного Беломорья включает в себя более 80-ти проявлений кимберлитов, беспироксеновых и фельдшпатоидных пикритов, а также оливиновых мелилититов расположенных в районах Кулойского плато и Онежского полуострова. Среди проявлений резко преобладают трубки взрыва, значительно реже встречаются силлы, дайки, штоки. Абсолютное большинство трубок относятся к категории крупных и средних.

Геологическое строение проявлений и вещественный состав вулканитов, в общем, сходны с аналогичными характеристиками продуктивного магматизма Якутской, Южно-Африканской и других кимберлитовых провинций. В то же время, имеется ряд существенных отличий, основными из которых являются: наличие двух, ярко выраженных минералого-петрохимических типов пород (серий по С.М. Саблукову [1995; 2000]) - магнезиально-глинозёмистого и железо-титанистого; резко пониженные содержания высокобарофильных акцессориев, при доминирующей роли хромшпинелидов и отсуствии пикроильменитов в промышленно алмазоносных трубках месторождения алмазов им. М. В. Ломоносова, принадлежащих магнезиально-глинозёмистому типу [Саблуков, 1995; 2000; Богатиков и др., 1999; Гаранин, 2006]; значительная степень латеральной и вертикальной неоднородности выполняющих трубки пород; наличие в ряде тел отчётливо выраженных кратерных построек; исключительно интенсивная сапонитизация кимберлитовых и конвергентных пород.

Отмеченные особенности определяют принципиальную важность с точки зрения минерагенического анализа, корректного определения формационной принадлежности пород ЮВБ. С различной степенью полноты эти вопросы рассмотрены в ограниченном числе работ [Харькив и др., 1995; Саблуков, 1995, 2000; Богатиков и др., 1999 и др., Лапин, 2004; Гаранин, 2006] и некоторые другие. Отметим, что большинство из них недостаточно отражают основные аспекты их минералого-петрографической и петрогеохимической типизации, а также формационной позиции. К тому же во многих случаях при петрогеохимических построениях должным образом не учитывается степень вторичных изменений пород, которые существенным образом искажают их первичный состав. Не всегда учитываются специфические особенности вещественного состава пород. Например, вряд ли оправданно отнесение к пикритам, только на основании петрогеохимических показателей [Фролов и др., 2005], ряда Кепинских тел (Степная (688), 734, 693 и др.), которые характеризуются высокими (3,5-6,2 кг/т) концентрациями пиропов и ильменитов, в том числе алмазоносных парагенезисов [Гаранин, 2006]. В ряде работ к оливиновым мелилититам отнесены сапонитизированные породы трубок Верхотинской группы, содержание мелилита в которых составляет не более 5-10 %, притом, что петрохимические их характеристики в целом близки сапонитизированным разностям алмазоносных кимберлитов Золотицких трубок. Достаточно спорна, несмотря на высокие содержания микролитов мелилита и присуствие фельдшпатоидов, идентификация беспироксеновых пикритов Чидвинско-Ижмозерской группы в качестве оливиновых мелилититов, учитывая, что содержания MgO в них достигают 22-28 %.

Наиболее значимой с точки зрения формационно-минерагенического анализа семейства щёлочно-ультраосновных магматитов (в том числе ЮВБ), является монография А.В. Лапина с соавторами [2004]. В то же время учитывая, что это по своей сути только проект структуризацииданного семейства, в настоящей работе классификационная терминология вулканитов приводится в соответствии с рекомендациями Петрографического комитета ОГГТ АН СССР [1983], согласно которым рассматриваемые ассоциации пород ЮБВ принадлежат семейству щелочных пикритов с выделением в его составе собственно кимберлитов, беспироксеновых щелочных пикритов, фельдшпатоидных пикритов и оливиновых мелилититов. Выделенные С.М. Саблуковым [1995, 2000 и др.] железо-титанистая и глинозёмистая петрохимические серии, согласно рекомендациям [Лапин и др., 2004], рассматриваются в качестве минералого-петрохимических типов пород.

Проявления кимберлитов и конвергентных пород ЮВБ в подавляющем большинстве образуют территориально-сближенные сообщества тел, с присущими им типоморфными признаками вещественного состава, геологического строения, а также возрастной позиции, что применительно к общепринятым основам формационного анализа магматических и вулканических образований, предопределяет и возможность, и необходимость выделения их в ранге вулканических комплексов. Выполненный комплексный анализ типоморфных особенностей пород щ-у формации ЮВБ, предопределяет возможность выделения в её составе двух дискретно обособленных субформаций: I - субформации кимберлитов - беспироксеновых щелочных пикритов объединяющей железо-титанистые Золотицкий, Черноозёрский, Кепинский, Мегорский, Мельский комплексы и глинозёмистый - Верхотинский (Зимнебережный мегакомплекс) и II - субформации фельшпатоидных пикритов - оливиновых мелилититов, в которую входят глинозёмистые Чидвинско-Ижмозёрский, Ненокский и Суксомский комплексы (Ненокско-Чидвинский мегакомплекс).

Основными индикационными параметрами выделенных субформаций являются: петрохимические (рис. 1), геохимические и др. показатели, тогда как слагающие их комплексы, наряду с типоморфными признаками вещественного плана, характеризуются ещё и спецификой геологического строения тел.

Анализ петрохимии и микроэлементного состава пород показывает, что породы Зимнебережного мегакомплекса, которые относятся к глинозёмистому и железо-титанистому типам, отличаются значительно более высокими содержаниями магния, и пониженными - глинозёма и щелочей при преобладании калия, а также весьма низкими содержаниями силикатного кальция. В то же время для пород Ненокско-Чидвинского мегакомплекса, принадлежащих только к глинозёмистому типу, характерны существенно более низкие концентрации магния и, что особенно важно, высокие - глинозёма, силикатного кальция и щелочей при натровом типе щёлочности. Эти особенности отчётливо видны на предлагаемых классификационных диаграммах (рис. 1), причем наиболее явно они выражены для наименее изменённых серпентинизированных разностей пород. Существенные различия наблюдаются также в содержаниях микроэлементов: хрома, никеля, кобальта, рубидия, бария, тантала, ниобия и др. элементов [Парсаданян и др., 1996; Богатиков и др., 1999; Гаранин, 2003; Первов, 2005]. Как показано в работах [Парсаданян и др., 1996; Богатиков и др., 1999] при определённом сходстве Золотицких и Чидвинско-Ижмозёрских вулканитов, по поведению таких элементов как Th, U, К, Nb, Hf, по соотношениям и содержаниям основных петрохимических компонентов, а также Ni, Cr, LILE, LREE, породы Чидвинско-Ижмозёрского комплекса не являются продуктами дифференциации первичного кимберлитового расплава и связаны с самостоятельным мантийным источником.

В минералогическом отношении для пород Зимнебережного мегакомплекса характерным является присутствие разнообразных ассоциаций барофильных акцессориев, включая алмаз-пироповую, фаций глубинности: пироп-хромдиопсид-хромшпинелевой в породах глиноземистого типа и хромдиопсид - Тi-пироп-пикроильменитовой (хромдиопсид - Тi-пироп - Тi-хромшпинель) в породах железо-титанистого типа. Типичными являются также высокие содержания глубинных акцессориев в трубке им. В. Гриба и ряде тел Кепинского комплекса. В породах Ненокско-Чидвинского мегакомплекса установлено практическое отсутствие пиропов, ведущая роль здесь принадлежит низкотитанистым хромшпинелидам идиоморфного облика, относящимся, в основном, к гроспидитовой фации (высокохромистые разности отмечены только в трубке Чидвинской), а также хромдиопсидам, близким к шпинель-пироксеновой фации глубинности [Саблуков, 1995, 2000; Гаранин, 2006].

Петрографические исследования показывают, что в породах Зимнебережного мегакомплекса среди фенокристов доминирует оливин I генерации (алмазоносные кимберлиты Золотицкого и Черноозерского комплексов), отсутствуют вкрапленники клинопироксена. В основной массе пород мелилит и редко нефелин отмечаются в незначительном количестве (до 5-10%) и только в отдельных телах Кепинского и Верхотинского комплексов.

В то же время в породах Ненокско-Чидвинского мегакомплекса среди фенокристов доминирует оливин II генерации (Чидвинско-Ижмозерский и Суксомский комплексы), присутствуют клинопироксены двух генераций (большая часть ненокских трубок). В основной массе пород всех тел широко развиты мелилит, нефелин и клинопироксен; в слабоизменённых породах трубок Озёрная и Летняя установлен монтичеллит.

Значительно различается геологическое строение тел выделенных вулканических комплексов, в первую очередь характером становления жерловых частей трубок (много-, и однофазовых), объёмом пород кратерной и субинтрузивных фаций. Формирование жерловых фаций за счет нескольких фаз внедрения и широкое развитие автолитовых брекчий характерно только для ряда алмазоносных золотицких трубок и тр. им. В. Гриба. Трубки Верхотинского и Кепинского комплексов, напротив, представляют собой однофазовые тела, сложенные только ксено- и туфобрекчиями. Важными признаками Кепинского комплекса являются: самостоятельная проявленность и сопряженность с трубками взрыва, субинтрузивных фаций (силлы, дайки, жилы), невыдержанность простираний трубочных тел, почти полное отсутствие кратерных построек. Кроме Кепинского комплекса, только массивными разновидностями пород сложены тела Ижмозёрской группы и отдельные Ненокского комплекса, щирокое развитие жильных порфировых разностей наблюдается на глубоких горизонтах трубки Чидвинской. Отмеченные различия, на наш взгляд, отражают специфику геотектонического режима в период формирования Кепинского, Ненокского и Чидвинско-Ижмозерского комплексов, который существенно отличался от такового для Золотицкого, и трубки им. В. Гриба.

Подводя итог формационной типизации щ-у вулканитов, отметим следующее.

1. Выделенные в составе щёлочно-ультраосновной формации ЮВБ в качестве самостоятельных таксонов две субформации и входящие в их состав вулканические комплексы отчётливо выражены целым рядом индикационных признаков, что позволяет использовать их в качестве основополагающих факторов (критериев) при решении вопросов формационно-минерагенического районирования.

2. Типоморфные особенности железо-титанистых кимберлитов и беспироксеновых щелочных пикритов Кепинского, Мегорского и Мельского комплексов позволяют сопоставить их с кимберлитами группы I Южной Африки и кимберлитами, щелочными пикритами северных полей ЯАП [Богатиков и др., 1999 и др.].

3. По особенностям вещественного состава глинозёмистые кимберлиты Золотицкого комплекса могут быть сопоставлены с Накынскими кимберлитами ЯАП, при определённой схожести с кимберлитами группы II Южной Африки [Богатиков и др., 1999 и др.].

4. Железо-титанистые кимберлиты трубки им. В. Гриба, занимая по ряду признаков двойственное положение, по большинству критериев близки кимберлитам группы I Южной Африки, а также кимберлитами Мало-Батуобинского и Далдыно-Алакитского районов ЯАП [Гаранин, 2006].

5. Фельдшпатоидные пикриты и оливиновые мелилититы Ненокско-Чидвинского мегакомплекса, демонстрируя определённое сходство с глинозёмистыми кимберлитами Золотицкого комплекса и щелочными беспироксеновыми пикритами Верхотины, всё же по набору основных характеристик наиболее близки альнеит-пикритам, в том числе, ассоциирующих с карбонатитами.

1.2. Сояна-Пинежский долерит-базальтовый комплекс. Вулканический комплекс включает в себя 13 трубок взрыва, выявленных в восточной части ЮВБ [Саблуков, 1995; Богатиков и др., 1999; Третяченко, 2004], которые локализованы как территориально-сближенные группы тел: Соянская (Ан. 704, 707, 710, 720, 721, 722), Ковальгско-Поотозёрская (Ан.753, 754, 781, 782) и Пинежско-Чуплегская (Ан. 1020, 1026, 1040). Большинство тел являются крупными и весьма крупными (до 72 га), простирание их длинных осей в целом устойчивое в С-СВ направлении.

Характерной чертой ряда трубок является наличие хорошо выраженных кратерных построек мощностью до 250 м, сложенных в верхней части слоистыми аргиллитами, алевролитами, песчаниками, с незначительной примесью базальтовой тефры; на плоскостях напластования которых наблюдаются отчетливые знаки ряби, следы дождя, полигональные трещины усыхания, иногда - многочисленные отпечатки растений (тр. 753, 782). Жерловые фации сложены средне-крупнопсефитовыми литовитрокластическими туфами с псевдоморфозами вторичных минералов по вкрапленникам оливина, пироксена и плагиоклаза. Слабоизмененные кластолавы с реликтами свежего вулканического стекла встречены только в трубке 1026, здесь свежие фенокристы представлены лабрадором, реже клинопироксеном. В трубках 720 и 722 вскрыты маломощные субитрузивные тела слабо изменённых миндалекаменных долерито-базальтов (722) и оливиновых долеритов (720).

Значительные вторичные изменения пород, существенно отразились на их химизме, что выразилось: в резком повышении роли летучих и извести при снижении концентраций глинозема, значительном повышении величины отношения окисного железа к закисному и устойчивом выносе натрия при привносе калия. Это привело к неточностям при определении формационной принадлежности пород в ряде работ, в которых они отнесены к субщелочным базальтам, трахибазальтам, и даже андезито-базальтам. В то же время слабо изменённые долерито-базальты, оливиновые долериты, а также свежее вулканическое стекло тр. 1026 (материалы С.М. Саблукова, 1990), характеризуются составами, вполне сопоставимыми с толеитовыми базальтами нормального ряда, что, наряду с петрографическими особенностями пород, позволяет рассматривать Сояна-Пинежский комплекс в составе раннегерцинской долерит-базальтовой формации Восточно-Европейской платформы.

1.3. Эпохи раннегерцинского щелочно-ультраосновного и базальтового вулканизма. Впервые вопросы возраста вулканитов были детально разработаны С.М. Саблуковым [1984, 1987, 1995], который основываясь на результатах изучения верхнедевонской, и среднедевонско-нижнекаменноугольной флоры, установленной им в трубках взрыва ЮВБ, с учётом наличия или отсуствия в трубках литокластов позднего кембрия - среднего ордовика, пришёл к заключению о том, что кимберлитовый, мелилитит-пикритовый и базальтовый вулканизм региона проявился в связи с тектоно-магматической активизацией Севера Восточно-Европейской платформы в позднем девоне, а не в позднебайкальское время как считалось ранее. При этом, в работе [Саблуков, 1995] был сделан основной вывод о том, что растительные остатки в трубках взрыва - это фрагменты растений времени прорыва, и время формирования трубок взрыва Зимнебережного вулканического района от начальных извержений до конечных ограничено поздним девоном (неопределённость 14 млн. лет). Разнообразие трубок по набору флоры и присутствию ксенолитов кембрия - ордовика указывает скорее не на разный их возраст, а на особенности распределения ландшафтных зон ЮВБ в позднем девоне, а также палеогеографии и палеотектоники кембрийско - среднекарбонового времени [Саблуков, 1995].

В более поздней работе В.А. Ларченко с соавторами [2005], предложена следующая возрастная последовательность формирования трубок: I этап - средний девон (кратер обрушения трубки 496 Кепинского комплекса); II этап - фран-фамен: фран - остальные тела Кепинского комплекса, трубки Чидвинской группы, а также тр. Суксома, Ан. 691 и базальтовые трубки; фамен - Золотицкая, Верхотинская группы и тр. им. В. Гриба, и III этап - ранний карбон (возможно фамен) - трубка Ижмозёрская.

Отметим ряд принципиальных моментов состояния проблемы в целом.

1. Самыми древними отложениями, перекрывающими трубки взрыва (Ан. 691), являются отложения верхнего визе и, судя по наличию в них ореолов пиропов и пикроильменитов, аналогичных таковым в трубке им. В. Гриба, последняя также имеет доверхневизейский возраст.

2. Мощные кратерные постройки характерны для ряда трубок Золотицкого, Чидвинско-Ижмозёрского, Суксомского комплексов, а также базальтовых тел. В подавляющем большинстве тел Кепинского и Мегорского комплексов кратеры отсутствуют, типичны также незначительные площади кровли трубок взрыва.

3. По наличию и составу литокластов нижнего палеозоя достаточно отчётливо выделяются три разновозрастные группы трубок. Группа I - литокласты верхнего кембрия-нижнего силура установлены в больших количествах, вплоть до огромных <рифов> ( кепинские трубки и тр. 691). Группа II - выявлено незначительное количество практически однотипных пород только верхнего кембрия - нижнего ордовика (тр. Чидвинская, Апрельская, Суксомскую и базальтовые трубки). Группа III - литокласты нижнепалеозойских пород полностью отсутствуют (трубки Золотицкого, Черноозёрского, Верхотинского и Ненокского комплексов). Заметим, что, в отличие от первых трёх комплексов, во время формирования которых мощная толща раннепалеозойских отложений была уже денудирована, в районе развития Ненокских трубок они вероятно отсутствовали изначально (см. ниже разд. 2.3.).

4. Возрастной интервал растений Callixylon (Archaeopteris) не ограничивается только поздним девоном, они известны в раннекаменноугольных (турнейских) отложениях ([Matten, 1972], устное сообщение С.М. Снигиревского), что полностью соответствует заключению С.В. Мейена (1983 г.), приведённому в работе С.М. Саблукова [1987].

5. В ряде случаев (трубки Поморская, им. В. Гриба, ан. 1040 [Саблуков, 1995]) растительные остатки заключены в ксенолитах пород, которые, вероятнее всего, представляют собой фрагменты более ранних отложений, прорванных трубками, но не обязательно времени прорыва!

Полученные новые данные, наряду с более ранней информацией, в том числе по изотопному датированию пород, позволяют пересмотреть имеющиеся представления о возрасте вулканических комплексов.

Прежде всего, это выявленный О.А. Орловой (МГУ, 2007) комплекс миоспор в образцах из средней части кратера базальтовой трубки Ан.782 (коллекция автора), в явно стратифицированных туффитах и туфопесчаниках с обилием достаточно крупных (до 3-4 см) in situ (расположенных на плоскостях напластования) углефицированных растительных остатков. Несмотря на то, что внешне хорошо сохранившаяся растительность, по заключениям О.А. Орловой и С.М. Снигиревского (С-П ГУ, 2008), очень сильно изменена, и на клеточном уровне не поддаётся идентификации, по заключению М.Г. Раскатовой, (Воронежский ГУ, 2008) с учётом видового состава комплекса миоспор, можно достаточно уверенно говорить о раннефранском возрасте изученных отложений (вероятнее всего Коми надгоризонт, охарактеризованный палинозоной Contagisporites optivus - Spelaeotriletes krestovnikovii (OK).

Ранее в образце из туфогенно-осадочных пород кратера базальтовой трубки 753, А.Л. Юриной (МГУ, 1989) ожелезнённые in situ растительные остатки были определены как Archaeopteris sibirika zal. - типичная форма для франских комплексов, а в ксенотуфобрекчиях тр. Болванцы Ненокского комплекса, типичный пашийский (нижняя часть Коми надгоризонта) коплекс миоспор (совместно с Callixylon), был установлен А.Д. Архангельской (ВНИГРИ, 1984) [Саблуков, 1987, 1995]. Таким образом, в отличие от широкого возрастного диапазона Callixylon, имеющиеся заключения по комплексам раннефранских миоспор, позволяют утверждать, что формирование Ненокских и базальтовых трубок произошло в течение раннего франа (позднего живета-раннего франа по [Alekseev et al., 1996, 2008]). При этом, принимая во внимание однотипный набор (по сравнению с базальтовыми диатремами) литокластов нижнего палеозоя в Чидвинской, Апрельской и Суксомской трубках, такой же возраст предполагается в целом для Чидвинско-Ижмозёрского и Суксомского комплексов, что в свою очередь, предопределяет более ранний возраст Кепинского и Мегорского, а также более поздний - Золотицкого, Черноозёрского и Верхотинского комплексов. К этому следует добавить, что установленный ранее И.А. Сиверцевой (1987) фаменский комплекс миоспор в трубке Снегурочка [Ларченко и др., 2005], по заключению М.Г. Раскатовой (2008) предположительно указывает на их ранне-среднефаменский возраст.

Особенно следует отметитить, что наиболее ранний возраст вулканитов Кепинского комплекса подтверждается Rb-Sr изотопной датировкой, отвечающей 397,2 0,4 млн. лет (изохрона по валовым пробам и флогопиту), полученной для массивных кимберлитов Ан. 697. Следует также иметь в виду, что по геологическим наблюдениям, трубки прорывают системы силлов. При этом, в последних на отдельных участках в зонах эндоконтактов установлены сильно изменённые породы, в которых по сравнению с неизменёнными или слабо изменёнными кимберлитами значительно возрастают содержания FeO (до 42,8%), Al2O3 (до 16,5%), TiO2 (до 11,7%), P2O5 (до 1,9%), при резком снижении SiO2 (17%) и MgO (до 0,5%). В отдельных, наиболее сильно выветрелых разностях, при содержании Al2O3 16,3% и FeO 42,8%, величина кремневого модуля достигает 0,95, что предполагает примесь свободных гидратов глинозёма и позволяет классифицировать породы, как железистые сиаллиты, связанные с формированием линейных кор выветривания латеритного типа. Породы такого типа в трубках отсутствуют. Вполне возможно, что образование трубок Кепинского комплекса происходило несколько позже, в другой климатической обстановке.

Комплексный анализ вышеизложенного с учётом данных по изотопному датированию пород [Савченко и др., 1990; Веричев, 2002; Шевченко, 2004; Ларченко и др., 2005; Первов, 2005; Махоткин и др., 2007] и оценкой геотектонических обстановок раннегерцинского этапа развития северо-востока ВЕП [Alekseev et al., 1996, 2008; Фокин, 1998; Никишин, 2005], позволяют (с использованием международной геохронологической шкалы [2004]), выделить в составе раннегерцинского цикла ЮВБ два основных этапа щелочно-ультраосновного и базальтового вулканизма: I - пражско-раннефранский (410-375 млн. лет), в течении которого были сформированы Кепинский, Мегорский и Мельский комплексы (пражско-раннеживетская эпоха - 410-390 млн.лет) и Ненокский, Чидвинско-Ижмозёрский, Суксомский и Сояна-Пинежский комплексы (позднеживетско-раннефранская эпоха - 387-375 млн.лет; II - фаменско-ранневизейский - 370-340 млн.лет, в течении которого произошло становление трубок Золотицкого, Черноозёрского (тр. им. В. Гриба) и Верхотинского комплексов (рис. 2).

В рамках выделенных этапов и эпох, формирование отдельных комплексов, вероятнее всего, происходило в течение кратковременных (не более 5 млн. лет) периодов, приуроченных к определённым геотектоническим событиям в пределах северо-востока ВЕП, которые были тесно связаны с особенностями геодинамических режимов в прилегающих складчатых системах Фенноскандии и Урала (рис. 2). Особая роль в формировании алмазоносных кимберлитов (370-340 млн. лет) отводится фазам сжатия и литосферной складчатости, тогда как для различных типов вулканитов I этапа, более характерно чередование эпизодов растяжения (рифтогенез, базальтовый вулканизм) и сжатия. Отметим также, что наиболее ранней и верхам самой поздней из выделенных эпох соответствуют наиболее ярко проявленные среднепалеозойские континентальные перерывы, которые в раннем-среднем девоне и раннем карбоне сопровождались интенсивными процессами корообразования [Зинчук и др., 2004].

В региональном плане, в пределах северо-востока ВЕП с первой эпохой возможно связано формирование в пределах Кольского блока - Кургинского и Себльвярского щелочно-ультраосновных массивов, и внедрение трубок Умбинского комплекса Ср. Тимана с возрастом 390-400 млн. лет [Саблуков, 1987, Савченко, 1990]. Второй эпохе (387-375 млн. лет), предположительно соответствует становление массивов нефелиновых сиенитов и карбонатитов (Африканда, Оз. Варака, Сокли, Нива) и нефелиновых сиенитов, мелилититов, кимберлитов Турьего п-ва и Терского берега - Беломорского блока. Особо следует отметить, что продуктивная фаменско-ранневизейская эпоха, близка таковой промышленно-алмазоносных трубок Мало-Ботуобинского, Алакитского, Далдынского и Верхнемунского кимберлитовых полей [Брахфогель, 1984]. К этой же эпохе, вероятнее всего, приурочено формирование Хибинского и Ловозерского плутонов Кольского блока. Сопоставление с магматическими проявлениями Кольской провинции приводится с использованием данных изотопного датирования [Геология рудных районов Мурманской обл., 2002].

Выделение вышеуказанных эпох раннегерцинского вулканизма в пределах ЗБР позволило определить основные черты возрастной зональности вулканических комплексов (см. разд. 3.1., рис. 9), которая имеет определяющее значение для формационно-минерагенического анализа и прогнозирования алмазоносности.

На основании вышеизложенного формулируется первое защищаемое положение.

В составе раннегерцинской щелочно-ультраосновной формации Юго-Восточного Беломорья выделены: субформация алмазоносных кимберлитов-беспироксеновых щелочных пикритов, включающая в себя Золотицкий, Черноозёрский, Кепинский, Мегорский, Верхотинский и Мельский комплексы (Зимнебережный мегакомплекс), и субформация фельшпатоидных пикритов - оливиновых мелилититов, объединяющая Чидвинско-Ижмозёрский, Ненокский и Суксомский комплексы (Ненокско-Чидвинский мегакомплекс).


<< пред. след. >>

Полные данные о работе И.С. Фомин/Геологический факультет МГУ

Проект осуществляется при поддержке:
Геологического факультета МГУ,
РФФИ
   
TopList Rambler's Top100