обновление: 2016. 03. 06

В ЗЕРКАЛЕ КАМНЯ

Иван Бунин

http://www.lib.ru/BUNIN/stihi1900.txt

Замерло все и застыло, лучатся жестокие звезды,
Но до костей я готов в легком промерзнуть меху,
Только бы видеть тебя, умирающий в золоте месяц,
Золотом блещущий снег, легкие тени берез
И самоцветы небес: янтарно-зеленый Юпитер,
Сириус, дерзкий сапфир, синим горящий огнем,
Альдебарана рубин, алмазную цепь Ориона
И уходящий в моря призрак сребристый -- Арго.

1905

Над их челом - далеких звезд алмазы.
А на груди, в зловещей темноте.
Лежит аул: дракон тысячеглазый
Гнездится в высоте.

Дагестан (1903 - 1906)

Я в холодный обнаженный сад пойду -
Весь рассеян по земле его наряд.
Бирюзой сияет небо, а в саду
Красным пламенем настурции горят.

(1903)

Я развиваю кольца, опьяняюсь
Теплом лучей... Я медленно ползу -
И вновь цвету, горю, меняюсь,
Ряжусь то в медь, то в сталь, то в бирюзу.

Змея (1906)

И тогда вся душа
У меня загорается радостью:
Я в пригоршни ловлю закипевшую пену волны -
И сквозь пальцы течет не волна, а сапфиры, - несметные
Искры синего пламени, Жизнь!

(1904)

Он драгоценной яшмой был когда-то,
Он был неизреченной белизны -
Как цвет садов блаженного Джинната,
Как горный снег в дни солнца и весны.

.... ....

Аллах! Аллах! Померк твой дар бесценный -
Померк от слез и горести людской!

Черный камень Каабы <1903-1906>

Раскрыт балкон, сожжен цветник морозом
Опустошен поблекший сад дождями.

Как лунный камень, холодно и бледно
Над садом небо. Ветер в небе гонит
Свинцовые и дымчатые тучи.

Голуби(1903)

И вот - жилье. Над хижиной убогой
Дымок синеет... Прыгает коза...
И со скалы, нависшей над дорогой,
Блестят агатом детские глаза.

На обвале, 1903 - 1906

И тогда вся душа
У меня загорается радостью:
Я в пригоршни ловлю закипевшую пену волны -
И сквозь пальцы течет не волна, а сапфиры, - несметные
Искры синего пламени, Жизнь!

1904

В могильной темноте одна моя сигара
Краснеет огоньком, как дивный самоцвет:
Погаснет и она, развеется и след
Ее душистого и тонкого угара.

Зеркало. 10 февраля 1916 \\ http://www.litera.ru/stixiya/authors/bunin/all.html

Уж как на море, на море,
На синем камени.
Наган краса сидит,
Белые ноги в волне студит,
Зазывает с пути корабельщиков:
"Корабельщики, корабельщики!
Что вы по свету ходите,
Понапрасну ищете
Самоцветного яхонта-жемчуга?
Есть одна в море жемчужина -
Моя краса,
Уста жаркие,
Груди холодные,
Ноги легкие,
Лядвии тяжелые!
Есть одна утеха не постылая -
На руке моей спать-почивать.
Слушать песни мои унывные!"

10.V.23

Только камни, пески, да нагие холмы,
Да сквозь тучи летящая в небе луна,--
Для кого эта ночь? Только ветер, да мы,
Да крутая и злая морская волна.
<1926>

Ночь темная, но звездная; мелкие звезды содрогаются острыми синими огоньками, крупные блещут переливчатым блеском разноцветных камней.

ххх

А еще веселее смотреть, как на пруде работники прорубают проруби и баграми вытаскивают из воды огромные льдины. Словно квадраты светлых горных хрусталей, сияют они на солнце, играя зеленоватыми и синими переливами...

ххх

Забудешь, бывало, об уроках, забудешь даже лыжи, и все сидишь в освещенной солнцем зале, все глядишь на далекие, снежные поля, которые уже блестят по-весеннему золотистою слюдою крепкого наста.

В деревне (1897)

...пресерьезно восхищаются тем, например, что жена Вагина организует какие-то воскресные чтения с волшебным фонарем и сама готовит одно такое чтение -- "об огнедышащих горах"; ...

…приветливо играя агатовыми глазами, свободно и крепко пожала нам руки своей маленькой ручкой…Солнце садилось, все было чисто, молодо и все розовело – снежная улица, снежные толстые крыши, стены домов, их блестящие слюдой стекла и самый воздух……в светлой пустоте небосклона, остро блещет, содрагается лазурными алмазами великолепный Сириус, любимая звезда матери…...замерзшие стекла его [вагона] играли серыми алмазами.

Теперь передо мною стоял мрачный, очень смуглый юноша в белой косоворотке офицерского образца, в высоких сапогах, с пробивающимися черными усами, с непреклонно злобным взглядом маленьких черных глаз, от смуглости малахитово бледный.

Жизнь Арсеньева

Мост был такой знакомый, прежний, точно я его видел вчера: грубо-древний, горбатый и как будто даже не каменный, а какой-то окаменевший от времени до вечной несокрушимости, -- гимназистом я думал, что он был еще при Батые.

ххх

В дали рощи, из-за кладбищенской церкви, вдруг что-то мелькнуло и с бешеной быстротой, темным клубком понеслось на меня -- я, вне себя, шарахнулся в сторону, вся голова у меня сразу оледенела и стянулась, сердце рванулось и замерло... Что это было? Пронеслось и скрылось. Но сердце в груди так и осталось стоять. И так, с остановившимся сердцем, неся его в себе, как тяжкую чашу, я двинулся дальше. Я знал, куда надо идти, я шел все прямо по проспекту -- и в самом конце его, уже в нескольких шагах от задней стены, остановился: передо мной, на ровном месте, среди сухих трав, одиноко лежал удлиненный и довольно узкий камень, возглавием к стене. Из-за стены же дивным самоцветом глядела невысокая зеленая звезда, лучистая, как та, прежняя, но немая, неподвижная.
19 октября 1938

Тёмные аллеи \\ http://www.litra.ru/fullwork/

И.А. Бунин. Смарагд - http://lib.web-malina.com/getbook.php?bid=1017

янв
фев
март
апр
май
июнь
июль
авг
сен
окт
нояб
дек
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
№104 №112
2014 №114
2015
№126 №131
2016
                   
обновление: 2016. 03. 06

© Александр Евсеев, 2003 - 2016. © Фото: принадлежит авторам, 2016