обновление: 2018. 09. 04

КТО ЕСТЬ КТО В МИРЕ КАМНЯ \ - А – Л | М - Я | A - Z | | Г.Ф. Анастасенко | В.И. Вернадский | П.А. Кочубей | М.Н. Малеев | И.В. Пеков | В.И. Степанов | А.Е. Ферсман |

Малеев Михаил Найденович

Михаил Найденович Малеев (род. 21 августа 1941 г.) - крупный минералог, директор музея "Земля и люди" (София, Болгария), организатор международных симпозиумов по изучению и сохранению минерального разнообразия. Окончил каф. минералогии геологического факультета Московского университета. В его честь назван минерал малеевит (wiki.web.ru/Малеевит).

М. Малеев в Москве, 2016.11.21-25 \ Конференция, посвященная 300-летию Минералогического музея им. А.Е. Ферсмана РАН

На III Международном симпозиуме в Софии (2005 г.)

Обеспечить сохранение и развитие Минералогического музея им. А.Е. Ферсмана
- письмо Михаила Малеева руководителям Отделения наук о Земле РАН


Открытие N 270 CCCР. Закономерность пространственно-временного изменения морфологии минеральных индивидов в процессах природного кристаллообразования; Заявка N ОТ-10457 от 1.07.81; приоритет открытия 29.11.58; опубл. 23.09.83 // Открытие, изобрет. 1983. N 35. С. 3. - Соавт.: Евзикова Н.З., Малеев М.Н., Юшкин Н.П. и др.

Открытие N 4 Болгария. Закономерност в кристалломорфоложата еволюция на минералите при минералообрезуващите процесиброй // Бюл.за изобрет.търг.марки и пром.образци. 1983. 6 июня. -Опис. по отт. -Соавт.: Евзикова Н.З., Малеев М.Н., Юшкин Н.П. и др.

Малеевит, гиалотекит, эгирин, полилитионит. Дара-и-Пиоз, Таджикистан. Образец: Национальный музей "Земля и люди" (София). №7357. Дар: Л. Паутов, А. Агаханов, В. Карпенко. Фото: © А. Евсеев. 2011.10.08.

Из публикаций

Малеев М. Н. Свойства и генезис природных нитевидных кристаллов и их агрегатов. - М.: Наука, 1971. - 199 с., 21 л. ил.

Из образцов в экспозиции Минералогического музея им. А.Е. Ферсмана РАН и др.

Гипс (кр-лы до ~8-9 см). [Пятовская ст., р-н], близ Калуги, Россия. Образцы ФМ (№72160, М 31014, Малеев М., 1988). Фото: © А.А. Евсеев

Керолит. Ак-Товрак (=Ак-Довурак) м-ние, Тува, Россия. Образец: ФМ (Малеев М.Н., 1967 г.). Фото: © А.А. Евсеев. \\ НМК-133

Арагонит (на черепице). Гора Кожух, р-н гор. Петрич, Болгария. Образец: ФМ (№84243, Малеев М.Н., 1986). Фото: © А..А. Евсеев

Шерл. Витоша г., София (р-н), Болгария. Образец: ФМ. Колл.: В.И. Степанов (№3621, М.Н. Малеев, 1969). Фото: © А.А. Евсеев.

 

1. Корнерупин. [Ларсеман Хилл, Земля Принцессы Елизаветы], Антарктида. Из новых поступлений в Р-коллекцию. Минер. музей МГРИ-РГГРУ (Р-2731. Дар: Малеев М.Н.). 2. Корнерупин (зёрна до 1 см). Антарктида. [Очевидно, Larsemann Hills (Larseman Hills), Prydz Bay, Ingrid Christensen Coast, Princess Elizabeth Land]. Образец: Мин. музей МГРИ-РГГРУ (Дар Малеев М.Н., 2014.11.). Фото: А. Евсеев.

 

ххх

Т.И. Матросова, В.М. Чалисов, М.Н. Малеев. Москва, 1989. Фото: А. Евсеев

7 августа 2008 г. Михаил Малеев и его коллеги - сотрудники музея "Земля и люди" (София, Болгария) по дороге на Кольский п-ов посетили Минералогический музей.им. А.Е. Ферсмана РАН.

М.Н. Малеев (справа), его коллеги и сотрудники Минералогического музея.им. А.Е. Ферсмана РАН. 2008.08.07. Фото: © А.А. Евсеев.

М.Н. Малеев передает в дар Минералогическому музею им. А.Е. Ферсмана РАН. образец галенита из Маданского района (Болгария). 2008.08.07. Фото: © А.А. Евсеев.

М. Малеев (справа), А. Агаханов, Л. Паутов, В. Карпенко. 2008.08.07. Фото: © А.А. Евсеев.

Л. Паутов и М. Малеев. 2008.08.07. Фото: © А.А. Евсеев.

М.А. Лабунцова, М.Н. Малеев, А.А. Черников. 2008.08.07. Фото: © А.А. Евсеев.

М.Н. Малеев и Л.А. Паутов. 2008.08.07. Фото: © А.А. Евсеев.

Л.А. Паутов, М.Н. Малеев и С. Енчева. 2008.08.07. Фото: © А.А. Евсеев.

1. А.П. Хомяков (слева) и М.М. Малеев. 2. На "Ферсмановских чтениях". Мин. музей им. А.Е. Ферсмана РАН. 2008.11.11. Фото 1-2: © А.А. Евсеев.

Р. А. Виноградова и М.М. Малеев на "Ферсмановских чтениях". Мин. музей им. А.Е. Ферсмана РАН. 2008.11.11. Фото: © А.А. Евсеев.

М. Малеев, М.С. Алферова (в центре) и др. На "Ферсмановских чтениях". Мин. музей им. А.Е. Ферсмана РАН. 2008.11.12. Фото: © А.А. Евсеев.

М. Малеев и Т. Должанская у выставки штуфов из Дальнегорска (Приморье, Россия). Наибольший восторг вызвал флюорит (зеленые кристаллы). Мин. музей РГГРУ. 2008.11.13. Фото: © А.А. Евсеев.

Топаз из пегматитов Мурзинки (Ср. Урал, Россия) можно считать минералогическим символом России. Мин. музей РГГРУ. 2008.11.13. Фото: © А.А. Евсеев.

Т.Ю. Должанская и М.Н. Малеев в зале "Всемирная минералогия". Мин. музей РГГРУ. 2008.11.13. Фото: © А.А. Евсеев.

2009.10.14-16. М.Н. Малеев участвовал в работе конференции, посвященной 250-летию Государственного геологического музея им. В.И. Вернадского (Москва).

Д. Дубков, Е. Середа, М. Малеев. 2009.10.14. Фото: © А.А. Евсеев.

В. Аристов, Д. Дубков, Е. Середа, М. Малеев. ГГМ им. В.И. Вернадского. 2009.10.14. Фото: © А.А. Евсеев.

М. Малеев. ГГМ им. В.И. Вернадского. 2009.10.14. Фото: © А.А. Евсеев.

2009. 10. 16. В клубе друзей минералогии (Минер. музей им. А.Е. Ферсмана РАН, Москва) состоялась встреча с М. Малеевым.

М.Н. Малеев и Т.И. Матросова. Минер. музей им. А.Е. Ферсмана РАН. 2009.10.16. Фото: © А.А. Евсеев.

1. М.Н. Малеев (слева) и Д.И. Белаковский у образцов клинохлора с Коршуновского м-ния. 2. Д.И. Белаковский (слева), М.А. Богомолов, М. Малеев у аметистовой жеоды из Бразилии. Минер. музей им. А.Е. Ферсмана РАН. 2009.10.16. Фото 1-2: © А.А. Евсеев.

М. Малеев (справа) и др. Минер. музей им. А.Е. Ферсмана РАН. 2009.10.16. Фото: © А.А. Евсеев.

Д.И. Белаковский (слева), М. Малеев, М.А. Богомолов у витрины "Новые поступления". Минер. музей им. А.Е. Ферсмана РАН. 2009.10.16. Фото: © А.А. Евсеев.

М.Н. Малеев и В.Е. Лашнева. Минер. музей им. А.Е. Ферсмана РАН. 2009.10.16. Фото: © А.А. Евсеев.

Симпозиум в Софии-2011 \ Экскурсия по месторождениям

М. Малеев с образцом рениита, подаренного М.А. Богомоловым музею "Земля и люди". 2011.10.06. Фото: А. Евсеев.

В.Г. Гришин (слева), И.В. Пеков, М.Н. Малеев. Национальный музей "Земля и люди"(София). 2011.10.06. Фото: А. Евсеев.

Слева направо: Н.В. Чуканов, В.Г. Гришин, Е.А. Власов, М.Н. Малеев, С. Енчева, И.В. Пеков. Музей"Земля и люди"(София). 2011.10.06. Фото: А. Евсеев.

Национальный музей "Земля и люди"(София). 2011.10.06. Фото: А. Евсеев.

"В.А. Коптюг - великий гуманист XX века" - тема выступления М. Малеева на открытии симпозиума. Национальный музей "Земля и люди"(София). 2011.10.07. Фото: А. Евсеев.

И.В. Пеков и М.Н. Малеев. Национальный музей "Земля и люди"(София). 2011.10.07. Фото: А. Евсеев.

М. Малеев показывает микроскоп для детей в зале музея, где они могут смотреть минералы - изображение появляется также на экране телевизора. Национальный музей "Земля и люди"(София). Фото: А. Евсеев. 2011.10.07.

М. Малеев. Национальный музей "Земля и люди"(София). 2011.10.09. Фото: А. Евсеев.

С. Енчева и М. Малеев. Национальный музей "Земля и люди"(София). 2011.10.10. Фото: А. Евсеев.

Круглый стол: Гуманистические функции Софийской инициативы. Ведущий - Михаил Малеев. Национальный музей "Земля и люди"(София). 2011.10.10. Фото: А. Евсеев.

М. Малеев, Д. Ксенофонтов, Н. Зубкова, В. Гришин. Национальный музей "Земля и люди"(София). 2011.10.10. Фото: © А. Евсеев.

Национальный музей "Земля и люди"(София). 2011.10.10. Фото: © А. Евсеев.

Музыкальное поздравление участников симпозиума в Национальном музее "Земля и люди"(София). 2011.10.07. Фото: А. Евсеев.

М. Малеев (слева) и Н. Господинов. На ярмарке минералов. Музей "Земля и люди", София. 2015.10.09. Фото: А. Евсеев.

Михаил Малеев (слева) - организатор Симпозиума и основатель Музея "Земля и люди", София. 2015.10.11. Фото: А. Евсеев.

Коктейль. Музей "Земля и люди", София. 2015.10.09. Фото: А. Евсеев.

Михаил Малеев (слева) и Виктор Гришин. Музей "Земля и люди" . 2015.10.12. Фото: А. Евсеев.

Михаил Малеев (слева) , Светлана Енчева и Петко Петров. Музей "Земля и люди" . 2015.10.12. Фото: А. Евсеев.

Концерт Жени Захариевой в музее "Земля и люди" . 2015.10.09. Фото: А. Евсеев.

Жени Захариева после концерта в музее "Земля и люди" . 2015.10.12. Фото: А. Евсеев.

Михаил Малеев. 2015.10.18. Фото: А. Евсеев.

 

Михаил Малеев  

О  В.И.Степанове – размышления и воспоминания

 

В.И. для меня. За 9 лет моей учебы в МГУ  у меня  было много прекрасных преподавателей и исследователей из других институтов, к которым храню неизменную  благодарность. Виктор Иванович был моим  “padre”, “Папой Карло” духовную связь с которым сохраняю до сих пор. Мне кажется, что значение В.И. будет все больше и больше осознаваться  по мере осмысливания его  коллекции и жизненного пути. В сегодняшнее время идейного  хаоса и духовной растерянности общества В.И.  сможет служить нравственным идеалом не только для минералогов -  музейных работников.
Столь категорическое суждение , граничащее с превозношением основано на попытке выяснить,  что стояло за действиями и поступками В.И.
В.И. был духовно освобожденным человеком с выработанным мировоззрением и жизненными ценностями. У  него  было заложено генетически “чувство камня” , которое он развивал и обогащал знаниями и умениями всю жизнь. Он понимал смысл камня глубже своих современников, имел ответственность перед последующими поколениями, ставил интересы общества выше своих личных. Его принципиальность и критичность сочетались с благородством и великодушием. Видел в созидательном творческом труде высшую ценность, обладал исключительной работоспособностью и самоотверженностью. Имел особый склад ума, позволяющий сравнивать несравнимое, различать неразличимое, находить нетрадиционные решения. Он соответствовал будущему обществу нравственного разума, называемом сегодня устойчивым развитием.
За многолетнее общение  накопилось много воспоминаний из которых выделяются  самые яркие, связанные с отдельными сторонами его
жизни.

В.И. и минералы.  Все стороны общения с камнями В.И. осмысливал и осуществлял по-степановски. Он разыскивал по крупицам сведения в литературе о находках минералов,  детально изучал этикетки старых образцов в коллекциях и систематизировал сведения о местонахождениях минералов. Таким путем было открыто им Голутвинское месторождение агатов.  Я имел радость присутствовать и быть свидетелем акта открытия в октябре 1960 г. В.И. нашел  [в публикациях А.П. Иванова Ф.А. Николаевского о минералогия Московской губернии 1909 -1912 гг.].  сведения о  халцедоне у дер. Протопопово на берегу Оки. Находка образца с этого места в фондах Минералогического музея им. Ферсмана предопределила поездку В.И. со студентами второкурниками Геолфака. Большинство из них – Юра Егоров-Тисменко, Л.Безлепкина, Ю. Алехин, К. Скрипко  прошли школьный кружок с Р. Зезиным. Старый карьер был затоплен и окружен забором, но на противоположном берегу Оки виднелись новые отвалы. Мы перебрались на лодке на другой берег, протопали около километра и за отвалами открылся перед глазами действующий карьер Щуровского цементного завода. С геологическими молотками было невозможно справляться с глыбами, но кое что мы добыли – почковидный и полосчатый халцедон. Через неделю Юра принес на занятия отполированный срез халцедон-кварцинового агата размером в пачку  сигарет.  Я онемел от восторга,  когда Юра разрешил мне подержать камень в руках. Ничего более прекрасного никогда не держал.  С этого момента я  „повенчался” с Голутвином, а благороднейший Юра оставил этот первый агат Голутвина у меня навсегда. В течение семи лет Приокский карьер был нашим с В.И. любимым местом Подмосковья. В какой-то  момент В.И. заинтересовался рисунчатыми кремнями Голутвина.  Он их зарисовывал цветными карандашами. Не хотел фотографировать, считая что на рисунке лучше можно передать идею. Планировал обсудить свои идеи с акад. Страховым. Таких зарисовок на толстых листах альбома для рисования  он сделал больше дюжины.

   Любую работу с минералами В.И. делал с увлечением и творчеством. Вспоминаю, как [он] отбирал под лупой тихоненковит  с Карасуга в [ чашке] Петри с иммерсионной жидкостью, чтобы отличить от сопутствующего флюорита. При этом часами вдыхал иммерсионную жидкость. Текстуры сульфидов в больших распиловках [срезах] изучал не в полировках, а на покрытых лаком образцах после обдирки, причем столярный лак наносил обязательно пальцем. С удовольствием делился своим опытом работы на отвалах:  „Не надо ковыряться на большой площади. Нужно сразу углубляться как можно глубже и отрабатывать глубокие уровни отвалов”.  С заслуженной гордостью рассказывал о находке этим способом хиолита в криолитовой копи  в Ильменах. Большую популярность у полевых минералогов и коллекционеров получил “гребок Степанова” для разделки отвалов.
В последние годы В.И. выработал исключительное  умение в препарировании образцов. Из камней он делал образцы, затрачивая на это многие часы.  С превеликим огорчением показывал “производственный брак”, когда из камня получались осколки. Для экспрессной рентгеновской диагностики В.И. разработал метод сравнения с эталонными дебаеграммами и собрал уникальную подборку. С большим вниманием относился к этикеткам, которые всегда сопровождали  полученные от него образцы. Вспоминаю, как показывал подробнейшие этикетки, которые за весь рабочий день сделал в Музее Ферсмана. Их количество было удручающим – около 10.  В.И. считал стоящим просматривать любые выброшеные образцы. На свалке Бюро минералов откопал лучший в мире (для того времени) щербаковит, который передал в музей.  Настоящим подвигом можно считать систематическую работу В.И. на подлежащих транспортировке на свалку [т. е. выбросу]  рабочих коллекций сотрудников институтов.  Героические ночи проводил В.И. в подвалах с „вырубленным” электричеством разбирая при свете карбидки ящики с коллекциями Власова и Кутуковой из Изумрудных копей, Халезовой из Вишнеых гор, Калиты из Карелии. Чего только здесь не было, с этикетками в мешочках – изумруды, берилл, холмквистит, апатит, фенакит, цирконы, гиацинты, гадолинит. Я самоотверженно помогал и  чувствовал себя как на войне – через два дня начнут копать котлован для гостиницы и бульдозеры  [сгребут]  все на свалку.
По моему самой большой радостью, даже счастьем для В.И. было общение с обработанными, систематизированными, [разложенными] в коробках  и лотках или выставленными в витринах сделанными коллекциями. С каким [удовлетворением] он их показывал и рассказывал о них, и я представлял невообразимый труд – от поиска местонахождения до коробки с этикеткой, которая  спрятана в каждом образце. Самым счастливым и в [эйфорическом] состоянии я вспоминаю В.И., когда в 1984 г.  в связи с Геологическим конгрессом открылся после многолетнего ремонта экспозиционный зал музея [имени Ферсмана] . ..В.И. показывал мне результаты колоссального многолетнего труда сотрудников музея и их многочисленных помощников. С гордостью показывал любимые образцы, карстовую экспозицию, лучистый родонит из Енювче в Родопах, который добыл когда гостил у нас в Болгарии.
    В.И. и люди. Исключительная критичность и требовательность к людям сожительствовала у В.И. с замечательной добронамеренностью. Он с удовольствием консультировал, помогал, редактировал и правил рукописи, делился идеями и знаниями, помогал, точнее диагностировал образцы. С глубоким уважением говорил о В.С. Мясникове, Ю.М. Дымкове, В.И. Крыжановском, А.Н. Лабунцове, Г.Г. Леммлейне и А.В .Шубникове.
Высоко ценил ранние работы А.Е. Ферсмана о магнезиальных силикатах и алмазе. Критиковал его за то, что снизил уровень представленных им работ в Докладах АН. Несмотря на огорчения, я не слышал от В.И. слов ненависти. Единственным исключением была не очень известная женщина-минералог, которая “посадила пол-ВИМСа” и была “подлецом и гадюкой”.
Особой  симпатией у В.И. пользовалась минералогическая молодежь, которая любила камни. Все мы испытали это на себе. Вспоминается необычайно доброжелательное отношение к молодому Н.П. Юшкину, который привез свою кандидатскую диссертацию на совещание по минералогической кристаллографии во Львове в 1966 г. И.И. Шафрановский высоко оценил ее и предложил соискать сразу на степень доктора наук. В.И. перелистывал работу Н.П. о сере. Я сидел рядом с ним, слышал многочисленные замечания и окончательное заключение: “Надо присудить сразу доктора. Зачем повторно ему мучиться. Он за это время может многое сделать”.
Думаю что будут интересны отношения В.И. и Д.П.Григорьева по моим наблюдениям. Об онтогении минералов В.И. написал одну из лучших програмных работ, отпечатанной в сборнике ИМГРЭ. В январе  1961 г. он вручил мне стопку карточек работ Д.П. [с поручением их  прочесть]   во время зимних каникул. К весне я был уже убежденным онтогенистом  и старался считывать историю камня, записанную на нем самом.  Это стремление осталось у меня с тех пор на всю жизнь. С энтузиазмом [я] читал работы представителей советской онтогенической школы и почти боготворил Д.П., особенно после того как в феврале 1962 г .  он пригласил нас,  группу студентов Геолфака, остановившихся на один день в Ленинграде на обратном пути с Кольского в Москву, к себе домой. Чай с тортом сопровождался нашими впечатлениями о музее Горного ин-та, о поездке в Хибины и Ловозеро  и вопросами по онтогении. По отношению к Д.П. В.И. был более спокоен и говорил: “Ну, что Д.П. Григорьев, я с ним не церемонюсь. Когда еду в Лененград, останавливаюсь ночевать у него на квартире. Сплю на кожаном диване у него в гостиной. До полночи разговариваем”. Позже В.И. понес Д.П. свой реферат для присужденея ученой степени. Д.П. был в гостинице АН на Октябрьской площади. В.И. взял меня с собой “повидаться”  с Д.П. В.И. и  Д.П. обсуждали и читали реферат, а я на столике перелистывал книгу. На прощанье В.И. сердечно благодарил Григорьева за советы и обсуждение. В ответ я услышал: “Что Вы говорите, Виктор Иванович. Это я должен Вас благодарить.Вы - мой учитель”.
В.И. владел в совершенстве русским языком. Это видно и в его работах. Я ни разу не слышал бранных, жаргонных или модных слов. В памяти остались понравившиеся слова и выражения В.И. “запамятовал”, ”нести ахинею”, ”наводить тень на плетень”, ”глядеть как кот на масло” (когда ему нравился образец минерала и он хотел бы его заполучить), “голова работает четко, когда зажат хвост”,      “береги платье с нову, а честь с молоду”.
В.И. старался философски осмыслить процесс познания, науку, минералогию. Пытался подходить системно к минералогическим вопросам. Принцип диссимметрии Пьера Кюри в гениальной интерпретации А.В.Шубникова владел им многие годы.
Диспропорциональность пространства Б.Л.Личкова, механизмы метасоматоза Поспелова, космическая цикличность и минералообразование, эмпирические обобщения и теории и гипотезы волновали его постоянно.  Много разговоров было о работах В.И.Вернадского  „Химическое строение биосферы земли” и „Биосфера”, о „Дилетантизме в науке” Герцена. Работы популярного акад. Бонифация Кедрова не впечатляли его. С воссторгом говорил о философском семинаре в ГЕОХИ,  организованном Г.Б. Наумовым. Один раз  повез и меня. Руководитель семинара молодой  философ Арсеньев  перед глазами еще у меня [и сегодня]. К сожалению,  я больше не попал на  семинар. Слишком трудно было оформлять допуск в институт  для меня.  Из литературы В.И. очень нравился И.А.Ефремов с „Лезвием  бритвы” и „Часом быка”. „Затерянный мир” Конана Дойля впечатлял его атмосферой научной дискуссии зоологического общества Англии.
У В.И. было необыкновенно развито чувство научной сопричастности и ответственности. В томе “Фториды” справочника обнаружил десятки ошибок. Помеченные красным,  исправленные ошибки попросил меня занести  в мой экземпряр и распространить насколько возможно в Болгарии исправления. В музеях он видел хранилища миниатюрных фрагментов исчезнувшей природы, которые будут нужны последующим поколениям.
В.И. знал и любил Болгарию. В 1944 г. посетил ее в составе Советской армии, освободившей страну от фашизма. Мне было  очень приятно слышать его рассказы, как в Болгарии встречали Советскую Армию - намного сердечнее, чем на Украине. Любил вспоминать, какой восторг вызывали солдаты, когда выпивали ракию стаканами без закуски, [тогда как]  болгары пили ракию наперстками. С военных лет  он собирал минералы в Болгарии и гордился образцом торбернита из Готена. В.И. знал болгарский язык и любил разговаривать по- болгарски. В семидесятых годах  гостил два  раза  у меня и Саши Филипова. Посетил много  месторождений. Кажется, Енювче с марганцевыми скарнами нравилось ему больше всего. Сам В.И. оставил там незабываемые впечатления и многие годы геологи  и шахтеры рассказывали легенды  о московском  профессоре „Викторе Степановиче”, который знает все о минералах. Любовь В.И. к Болгарии одарила и меня его дружбой. Он был рад рождению музея „Земля и люди”. В декабре 1986 г. , уже больной, он не захотел отпустить меня „с пустыми руками” и повел в хранилище с образцами с Катугина.
Теперь я готовлюсь к встрече с моим “padre”,”Папой Карло” Виктором Ивановичем Степанавым в потустороннем мире. Не хочу краснеть и стараюсь обработать тысячи бесценных образцов и закончить некоторые из  неоконченных работ. Его два портрета передо мной   и мне кажется часто, что я слышу его голос: “Эх Мишенька! За 35 директорских лет растерял божью милость.Теперь наверстывай опущенное.Работай, работай и работай.Ты уже свободен. Мало времени у тебя осталось.”

      Михаил Малеев
      10 января 2014 г. , София

Дополнения

1.  Расчет формул минералов был исследовательским методом для В.И. Он пересчитывал опубликованные  химические анализы интересующих его минералов, находил ошибки. С возмущением разоблачал известного химика-аналитика Черника как фальсификатора, выдумывающего анализы без их выполнения (кажется на примере силикофосфатов). У него была совместная работа  с И.Д.Борнеман-Старынкевич  о химической формуле монтмориллонита. В.И. полагал большие усилия заполучить выдающихся химиков (вспоминаются фамилии Молевой и Быковой)  знаменитой химической  лаборатории ИГЕМа,  руководимой И.Д. Борнеман-Старынкевич. Он обсуждал на профессиональном уровне с химиком-аналитиком работающем с его минералом ход мокрого химического анализа и высказывал свои предложения.
[Всё,  в смысле которого он был убежден], В.И. делал с большим увлечением и полной самоотдачей. Был период [ его работы  с энтузиазмом]  по макросъемке минералов со вспышкой,  и он любил показывать  свои достижения и делиться опытом.
. В.И. не видел врага в своем оппоненте. Он вместе с ним искал научную истину. Никогда не выражал своего превосходства. Любил в разговоре сам задавать себе вопросы и давать на них ответ. Мне казалось, что в любом тексте он был в состоянии найти недостатки и задать каверзный вопрос. Тогда в характерном добронамеренном степановском взгляде  появлялись лукавые искорки. Он часто улыбался, его улыбку, следуя  Кеннету Кларку, можно было назвать “улыбкой разума”,   улыбались и его глаза, когда глядел на собеседника. Я не видел на нем выражения высокомерия, превосходства, неприязни. Страдал когда хороший образец оказывался в неквалифицированных  равнодушных руках. “Я просто отбираю образец” , делился со мной своим опытом В.И. У меня он остался в памяти  изучающим минерал с лупой, поворачивая  его в разные стороны [и] в неизменном черном берете. Его огрубевшие от работы руки держали минеральный образец по-особому, казалось мне,  что они сопричастны с камнем и находятся с ним в особых  отношениях.Он препарировал маленьким зубильцем держа минерал и зубильце в одной руке.
В.И. сопереживал недочеты в работах своих коллег. Помню,  как страдал, что в прекрасном учебнике минералогии А.А.Годовикова автор пропустил цементационную медь. Не раз переживал и сетовал за трудно читаемый язык Ю.М.Дымкова в его выдающихся работах.
В.И. не смотрел на минеральные образцы „коммерсиальными” глазами. Я их получал как подарки и редко уходил от него с пустыми руками. Однажды,  захотев получить что нибудь специальное, предложил достать рекламируемое в Болгарии чудотворное лекарство для роста волос, изготавливаемое  из чеснока, меда и лечебных трав. В.И. отреагировал мгновенно: “Хороший образец ты и так получишь. Но если это правда, Никита Сергеевич и Тодор Живков ходили бы давно с буйными шевелюрами“.  В.И возмущался, что Хидемичи Хори, студент Геолфака и коллекционер много получает образцов, а ничего стоящего не [привозит] ему из Японии. Про обмен минералов у нас не было разговоров. Только один раз, в 1961 г. в его кабинете в ИГЕМе на мое восхищение от прекрасного  образца изумруда в слюдите В.И. уточнил, что за него отдал горсть кристаллов голубых топазов с Нура Талды. К западным  фирмам, торгующим с минералами, относился критически, считал этикетки некорректными и рекомендовал все проверять. Вспоминаю, как однаждый А.Г. Жабин пришел  из Ученого совета ИМГРЭ и со смехом заявил: “Нам влепили по выговору. За вымогательство”. Оказывается, они в обмен на минералы с западной фирмой  попросили по геологическому молотку. Молоток  западного производства я так и  не увидел у В.И.

   2. В связи с вечером памяти Виктора Ивановича всплыли в памяти еще его выражения. “Охота пуще неволи” – ответ на жалобный вопрос “Миленькие, кто вас так нагрузил?”, [обращенный]  к нам женщинами на пути из Голутвина.
“Необязательный” – критика ко мне. “Сравнил божий дар с яичницей” – по поводу замены работы с минеральными образцами экспериментальной работой. ”Братец” – с оттенком сочувствия, “братцы-кролики”  -  буйная радость, “троглодит, троглодиты” – уважение, гордость, “елки-палки” – растерянность, смущение, “У тебя губа не дура” – замечание на вопрос в электричке Коломна-Москва “Как образуются ониксовые слои в агатах” с ответом “Никто не знает. Изучать надо”.
3. В.И. не был суетным, но ему было приятно, когда получал заслуженное. Он делился  удовлетворением по особому. ”Смотри какая красивая медаль”- показывал с гордостью памятную медаль в связи с 250 летним юбилеем Минер. музея имени Ферсмана, которую руководство музея ему присудило. Те же самые слова он произнес, когда  [прикрепил] на свой пиджак  юбилейную медаль участника Великой Отечественной войны, и мы отправились  в Софию на демонстрацию и парад  9 сентября – Национальный праздник Болгарии. Ему было приятно увидеть“друзей-однополчан” -   болгар, [воевавших] в составе Красной Армии  в военных  красноармейских униформах, которые они получили в дар от Советского правительства. Ту же фразу я услышал, когда В.И. показывал  берилл с Волыни длиной в 25 см. с добавлением “Ребята подарили на мой юбилей (60-летие)”.  Как и любой коллекционер В.И. любил показывать результаты своих трудов – новые находки из поля, результаты препарирования. Вспоминается с каким удовлетворением он показывал маленькую экспозицию новых минералов, открытых сотрудниками ИМГРЭ, которую он сделал  в  кабинете директора. Меня тогда поразило, что В.И. носил “директорский ключ” в кармане и мог приглашать туда  “чужих”.
В.И. проводил регулярно по полдня  в библиотеке ИГЕМа. Просматривал всю периодику. После поля наверстывал упущенное. Очень компетентно заслуживал авторские образцы – дискутировал текст с автором, давал рекомендации, что еще можно ожидать в ассоциации с описанными минералами. Помню, перед моей поездкой на каникулы в Болгарию поручил попросить для него беегерит с Радки у Тодорки Радоновой (его однокурсницы по учебе в МГРИ).

ПРИМЕЧАНИЕ
Отдельные интересные истории о минералах, о личной жизни, о детальном анализе работы В.И. с текстом, о степановских реликвиях у меня можно написать дополнительно. Мне думается, что В.И.Степанов будет еще многие годы привлекать интерес исследователей и надо по крупицам собирать все о нем. Было бы интересно [написать], как они с А.А.Годовиковым работали над “Формами выделения минералов” – над текстом и над экспозицией.

   13 февраля 2014 г. 

 

СТРАНЫ от А до Я

находки минералов по листам карты мира: 1234567 891011121314151617181920212223242526272829303132 - 33

местонахождения минералов - | - mineral localities : А Б В ГДЕ Ж З И Й К Л М Н О ПР С Т У Ф Х Ц ЧШ Щ Э Ю Я || A B C D E F G H I J K L M N O P R S T U V W X Y Z
янв
фев
март
апр
май
июнь
июль
авг
сен
окт
нояб
дек
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
№104 №112
2014 №114
2015
№126 №131
2016
№146
2017
2018
№163 №166        

Заметки - А - Б - В - Г - Д - Е - Ж - З - И - Й - К - Л - М- Н -О - П - Р - С - Т - У -Ф - Х - Ц - Ч - Ш Щ - Э - Ю - Я.

обновление: 2018. 09. 04

© Александр Евсеев, 2003 - 2018. © Фото: принадлежит авторам, 2018